Первая разлука

Все началось с роддома, где я рожала. Там практиковалось совместное пребывание матери и ребенка, чего я и хотела. И с самого рождения Максим был со мной. Всегда. Я не отлучалась от него ни на день, ни на час, ни на минуту. Я стала уезжать на пару часов на йогу, только когда ему исполнилось шесть месяцев, оставляя сына на мужа. Постепенно я стала отлучаться чаще и на более длительное время. Мы ходили с подружками в театр, в кафе и по магазинам. Как там ребенок без меня, я не переживала: ведь с ним оставался мой муж, который был даже большей мамой, чем я. Он всегда помнил, на какие продукты у Максима аллергия, какой размер подгузников он носит (я три раза покупала не те размеры, и в итоге эту обязанность взял на себя муж).

До рождения ребенка мы с мужем вели очень активную жизнь: много путешествовали, ходили на концерты, не пропускали ни одной премьеры в кино и театре. После рождения сына мы все это стали делать по очереди. Моя мама живет в другом городе, и Максима оставить катастрофически не с кем. Доходило до смешного, когда на премьеру в кино шла сначала я, на следующий день – муж, а на третий день мы наконец обменивались впечатлениями.

Первый раз мы оставили ребенка с моей мамой, которая приехала к нам в гости, когда решили пойти вместе на концерт Гребенщикова. Мы жутко переживали, купили Максу много сладостей, новых игрушек, наказали звонить нам по поводу и без и с тяжелым сердцем (по крайней мере, я точно!) уехали на концерт.

Уже по дороге в машине мы поняли, как давно мы не оставались с мужем наедине. На концерте мы вели себя как влюбленные дурачки, держались за руки и все время целовались. Мы упивались своей свободой и отсутствием ребенка. Хотя признаюсь: пару раз я выбегала из зала во время концерта, чтобы позвонить домой. Но мама мне кричала в трубку: «Лена, ты с ума сошла! Там Борис Борисыч на сцене, быстро иди в зал!»

Второй раз мы оставили Макса – уже с подругой и ее мужем, когда поехали к друзьям на день рождения в лес с ночевкой. Это было испытание посложнее: ребенка надо было накормить, искупать и уложить спать. «Лена, я знала, что будет легко, но не до такой степени» – такими словами встречала меня подруга.

Оказывается, Макс обошел всю квартиру в поисках родителей, не нашел нас и как-то очень быстро подружился со своими временными опекунами. Истерик и слез, которых я так боялась, не было. Я поняла, что мы очень часто недооцениваем наших детей и паникуем зря.

Условный отдых

Самым тяжелым испытанием стала для меня двухнедельная разлука с сыном, когда мы отправились с мужем к моей подруге на свадьбу аж в Приднестровье. Ребенка мы отвезли моей сияющей от счастья маме, которая, забив холодильник йогуртами и творожками, закупив вертолетов и пистолетов, с нетерпением ждала в гости внука.

В поезде мы ехали веселой компанией из семи человек – пели песни, сочиняли «капустник» для свадьбы, но мои внутренние часы непроизвольно отсчитывали время детского завтрака, обеда, часы, когда пора укладывать Макса спать, а когда – вести на прогулку.

В городе Тирасполь, куда мы прибыли, мы были просто оглушены южным гостеприимством, поражены ценами на коньяк и фрукты, обескуражены красотой города и набережной, так что тоска по ребенку отошла на второй план. А дальше… свадьба пела и плясала. Это была, пожалуй, самая необычная свадьба, на которой я была, – с национальным колоритом, с народными танцами, с особым трогательным отношением к женщине.

Гулянья шли два дня, и, позвонив домой на третий день, я узнала много нового. Максим окончательно отверг коляску и ходит везде пешком, причем на довольно большие расстояния, ест исключительно сам, научился говорить слово «нельзя» (бабушкино воспитание!), перед сном каждый вечер подходит к нашей свадебной фотографии и машет нам с мужем рукой.

Оказалось, что наш ребенок там себя отлично чувствует, не плачет, не капризничает, хорошо ест, спит, много гуляет и всех слушается. Чего еще желать? И вот после этого звонка домой у меня началась настоящая «ломка» по ребенку: я поняла, насколько я сильно по нему соскучилась. Мне казалось, что поезд обратно идет в два раза медленнее, а желание увидеть свое белобрысое чудо становилось невыносимым.

И вот когда я наконец стояла перед дверью родительской квартиры, мое сердце колотилось сильнее, чем перед первым свиданием. А вдруг Макс меня не узнает, не обрадуется, не побежит навстречу? Но Максим заорал «Мама!» на всю квартиру, кинулся ко мне на шею, потом деловито разбирал пакет с подарками, а я смотрела на него и не могла наглядеться. Я поняла, что еще очень не скоро смогу расстаться с сыном.

Мой вывод прост: как бы я порой ни уставала с ребенком, с ним мне все равно спокойнее и лучше, чем без него. А отдых без ребенка – вполне условный.

А вы как думаете?

Автор: Лена Сай, специально для WomanJournal.ru