Лесные ягоды, садовая смородина или дикая малина — ароматы, которые рождают стойкие ассоциации со временем детства и первыми летними подвигами. Смешанные с ванилью, жасмином и фруктами, они создают необыкновенно женственные композиции, с которых можно начинать выбор нового летнего аромата.

Самые легкие ароматы

Парфюмеры не так давно начали экспериментировать с ягодными ароматами. Запах земляники или клубники было не так просто «поймать» и сделать стойким. Ко многим современным композициям до сих пор добавляются химические примеси, которые только имитируют запах, к примеру, ежевики. Ягодные ароматы по этой причине принято считать легкими, быстро испаряющимися, хотя это не так — все зависит только от состава той или иной парфюмерной композиции. Все состоятельные парфюмерные лаборатории не первое десятилетие используют натуральные ингредиенты, чтобы сделать духи более стойкими вне зависимости от природы базовых нот. Клубника, смородина и даже ежевика могут быть лишены химического «привкуса».

Кто же прославил первые ягодные ароматы? Во Франции лесные ягоды выходили в линейках парфюмерного дома известного мастера Франсуа Коти. За его произведениями охотились не только француженки — настолько популярными были красивые флакончики с клубничным ароматом. История моды сохранила и имя иммигранта Константина Веригина. Участник белого движения Константин Веригин после падения Российской Империи так и не вернулся домой. Несколько лет дворянин жил в Константинополе, где как попало расквартировывалась армия Врангеля. Затем сменил турецкий берег на парижские предместья и стал парфюмером.

Многие десятилетия спустя он вспоминал, как смешивал разные ноты и вдруг уловил в аромате знаменитой грасской розы лесную, ту самую, солнечную малину. Она словно вернулась к нему из далекого, безбрежно счастливого, русского детства. «Аромат малины, только что сорванной и зрелой, ни с чем не может сравниться. Эта душистость звонкая, певучая, целая симфония душистости. Есть русское выражение "малиновый звон колоколов". Пусть люди культурные знают, что идет оно от чудесного колокольного звона бельгийского города Малин, но народ, говоря о малиновом звоне, думает о ягоде малине и о еe радостном запахе, о волне ее благоухания», — вспоминал Константин Михайлович в новой парижской жизни.