За что мне снова те же грабли?..
За что мне снова те же грабли?..Часто кажется, будто не живешь, а играешь в спектакле, где меняются декорации и действующие лица, а сценарий остается тем же на протяжении вот уже многих лет… Одни и те же ситуации, одни и те же ошибки… Как же выйти из этого порочного круга?

Накануне своей свадьбы Лоран испугался до такой степени, что чуть было не отказался идти к алтарю. "Я был в ужасе: два брака, два ребенка, два провала, а вдруг все повторится и в третий раз? Я знаю себя: я быстро влюбляюсь, идеализирую партнершу, а потом, через 4–5 лет устаю и чувствую себя как герой фильма, история которого уже закончилась, а само кино — продолжается". Через три года психотерапии Лоран понял, в чем состоит его проблема.

Избавляемся от навязанных ролей

Когда Лорану было 6 лет, его отец ушел из семьи, не оставив даже своего номера телефона. Его мать настолько обозлилась, что воспитывала Лорана в стойкой ненависти ко всему мужскому полу. Ее даже не смущало, что у нее растет сын, который, по ее же словам, "такой же, как все эти мужики". Он, кстати, не особо старался переубедить свою мать. Но, когда повзрослел, долго не мог себе этого простить. "Раньше я неосознанно вел себя точно так же, как мой отец: уходил навсегда, когда во мне больше всего нуждались. Я бы не осмелился взглянуть в глаза своим проблемам. Слишком много было ненависти, глупых фантазий. Я пока не могу сказать, что окончательно вышел из этого порочного круга "соблазнить — бросить", однако я уже 3 года женат и все в порядке. Но Мари совсем не похожа на тех женщин, которых я любил до нее. Я начал все с чистого листа. Может быть, проклятие, наконец, снято?"

"В детстве мы ставим знак равенства между собой и нашими родителями и семьей, — объясняет психотерапевт Шанталь Райан. — А вырасти для нас — значит стать похожими на них. Подражая взрослым, малыш бессознательно старается завоевать их признание и любовь". Ребенок безоговорочно принимает на себя ярлыки, которые наклеивает его окружение: спортсмен, мечтатель, гаврош, интеллектуал… Чтобы тебя приняли в обществе, необходимо играть определенную роль. А лучше всего ты знаешь ту, которую дала тебе семья. Но это всего лишь маска, которая скрывает твою истинную сущность.

Инесса, 36 лет, альпинист. "В 4 года я сама читала детские книжки, в шесть — наизусть рассказывала басни Лафонтена, слыла "интелектуалкой", "книжным червем". Хотя на самом деле я была настоящим сорванцом, с прекрасными спортивными данными. Но на спорте пришлось поставить крест. Не было и речи о том, чтобы я стала "училкой физкультуры", как говорила моя мама, корча многозначительную гримасу. Так с 17 до 25 лет мне приходилось вести двойную жизнь: проигрывать в интеллектуальных конкурсах и убегать из дома, чтобы заниматься спортом. А потом я встретила своего мужа: тренера по альпинизму. Моя жизнь изменилась. Я наконец стала самой собой. Я больше не хочу быть похожей на женщин нашей семьи: этаких скучающих интеллигенток".

Уходим от детских ассоциаций

За что мне снова те же грабли?..Для Шанталь Райян мы все — "плод длинной психогенеалогической цепочки". Повзрослев, мы идентифицируем себя с тем членом семьи, с которым чаще всего общались, или с образом, который он оставил нам о себе. "Мы повторяем сценарий его жизни (я поступаю точно как моя мать, или, напротив, я все делаю с точностью до наоборот, лишь бы не повторить ее судьбы). Но обычно это не приводит к положительному результату, потому что это лишь внешнее копирование, которое не отражает наших личностных предпочтений". Чтобы понять, кому на самом деле принадлежат качества, которые не позволяют тебе развиваться, мысленно вернись в свое детство и попытайся понять, какую роль в твоей жизни сыграл каждый член семьи.

Филиппа часто бросали женщины, упрекая его в аутизме, в то время как он сам считал себя просто сдержанным человеком. Одна из его пассий все-таки дала ему ценный совет: "Она сказала мне, что Лино Вентура хорош только в фильмах Одиара! А мой отец — точная копия этого актера. Это человек старых традиций, солидный, благородный, но… неразговорчивый. Он был для меня образцом мужества, уверенности. Тогда я вспомнил, как чаще всего общались мои родители. Мать ворчала: "Скажи хоть слово!" А отец вставал и выходил из комнаты… молча".

Меняем жизненное кредо

Для психиатра Жана Котро "жизнь — это путь, на котором каждого ждет испытание. Жизненные сценарии как раз и помогают преодолеть эти испытания". Некоторые формулируют свое жизненному кредо таким образом: "Я ничего не стою и никому не нужна". Эти люди считают, что окружающие только и думают, чтобы их оскорбить и унизить. А жизненный сценарий тогда будет таковым: "Не доверяй окружающим, не разговаривай, нападай прежде, чем нападут на тебя". Повторяющийся сценарий в какой-то сфере нашей жизни говорит нам о том, что в этой истории есть нечто, что до сих пор мы не замечали, но что очень важно для нашего личностного развития.

Пробуждаемся к жизни

"Чтобы понять, не замкнулись ли мы на каком-то сценарии, — объясняет доктор Котро, — надо отстраниться: уехать в отпуск, взять тайм-аут или уединиться где-нибудь, например в горах или пустынной деревне". Нет смысла размышлять о жестокости этого мира или о том, что ты неудачница. Необходимо перестать быть жертвой и взять на себя ответственность за свою судьбу.

Лилиан провела полжизни, созерцая, как другие везде обгоняют ее, и ругаясь на всех и вся. Однако она не предпринимала никаких попыток что-либо изменить. Это длилось до того момента, как накануне ухода на пенсию начальник охраны ее организации "похвалил" ее за то, что она "похоронила свои способности под грузом неуверенности в себе". В этот момент Лилиан как будто проснулась. Она, наконец, разозлилась на себя и полностью изменилась, начала жизнь с чистого листа. Она действительно решила превратиться из Лилиан — серой мышки в Лилиан лидера: сменила работу и теперь руководит целым отделом, а также пошла на курсы по самообороне. И она сделала это сама, без помощи психологов и тренеров!