Когда друзья узнали, что 19 дней летнего отпуска я проведу на Кольском полуострове, они удивились. И правда, какая нормальная девушка согласится жить в палатке, готовить на костре и — это самое страшное! — обходиться без мобильной связи и Интернета? Будем знакомы, это я, Ольга Ращупкина, life-style-редактор WMJ.ru.

Кстати, про связь. Сеть ловит не везде, что было очень обидно, потому что накануне я купила новый смартфон ZTE Blade A610. Думала, буду чатиться с коллегами, проверять рабочую почту, звонить маме, лайкать посты в соцсетях… В итоге телефон я использовала исключительно как камеру (разрешение — 13 Мп), радуясь, что он так долго держит зарядку (аккумулятор на 4000 мАч). Если бы ZTE разряжался к концу дня, мне пришлось бы занимать очередь, ведь гаджеты мы заряжали от машины, и было нас пять человек!

Подготовка: начало пути

Люблю путешествовать налегке, но тут пришлось изменить свои привычки. 19 дней вдали от цивилизации, на полуострове, где в течение дня температура может скакать от +8 до +20 градусов, солнце сменяться дождем со шквальным ветром — тут есть над чем задуматься… Я задумалась и упаковала в гермомешок:

— штаны на синтепоне, туристические брюки из быстросохнущей ткани, джинсы, легкие брюки и спортивные леггинсы (да, я искренне верила, что буду бегать по берегу Баренцева моря, продолжая наш фитнес-эксперимент);
— специальные трекинговые ботинки, еще одни ботинки-вездеходы, кроссовки, резиновые сапоги, кроксы;
— пять футболок и две флисовые кофты;
— непромокаемую и непродуваемую ветровку, пуховик;
— два свитера и две шапки, перчатки;
 ворох носков и белья.

Кстати, это совсем немного, но большую часть одежды я не носила, зато обувь регулярно меняла. По песку в теплую погоду (+18) было удобнее ходить в кроксах, в холодную (+10)  по камням и тундре — в трекинговых ботинках и «вездеходах», в дождь — да, в резиновых сапогах. Из косметики взяла только необходимое, и то пригодился только дезодорант и крем для рук. Чтобы в прямом смысле слова не потерять лицо, я наносила его на нос, щеки и лоб. Кожа зашелушилась уже на третий день. Увлажняла руки — посуду часто мыли в холодной воде, и кожа покрылась сеточкой мелких морщин, а ногти начали слоиться.

Из Москвы мы стартанули в семь часов утра, до отказа забив лифтованный Volkswagen Amarok со шноркелем и вместительным кунгом снаряжением, вещами и провизией. Крупы, настоящая белорусская тушенка с содержанием мяса 97,5 % — самая правильная тушенка в мире! — супы быстрого приготовления, шоколад, сгущенка и всякие снэки. Вещей было столько — шутка ли, шесть человек, — что я смалодушничала и подумала: нет, все это в машину не войдет. Как бы не так! Закрепив на крыше надувную лодку, тент, палатки и коврики-пенки, Рома нажал на газ, и приключение началось…

Онежское озеро: тоня Тетрина (Кольский п-ов)

Первая стоянка была на Онеге, мы поставили палатки, а потом пили чай на берегу озера, всматриваясь в горизонт. Несмотря на то что деревья были еще большими — тундра с  карликовыми березами, ягелем, ягодными и грибными полянами ждали впереди — и было относительно тепло (+16), чувствовалось: север. Утром, пока ребята купались в озере, я решила собрать малину и наткнулась на гадюку. Упитанное чудище грелось на солнышке как раз на подступах к малиннику. Я хладнокровно отбросила его палкой в кусты, но через пару часов снова наткнулась на черный блестящий клубок и повторила фокус с палкой. С нами были дети, так что надо было соблюдать предельную осторожность. А потом я плавала в Онежском озере и даже вымыла волосы шампунем, потому что отлично знала: в Белом и тем более в Баренцевом море купаться не смогу. Когда волосы высохли, надела любимую шапку-бини, беря пример с путешественницы и экстремального фотографа Ольги Мичи. В путешествиях она всегда носит бандану, так волосы меньше пачкаются.

Подпевая хитам Джаггера, Боуи и Леннона, мы добрались до Кольского и остановились в 30 км от поселка Умба на тоне Тетрина (п-ов Турий). Как пояснил Александр Борисович Комаров, создатель этого музея под открытым небом, тоня — рыбацкий хутор, промысловая база поморов. Здесь они жили и занимались промыслом. Тоня — заповедник с домиками-избушками (теперь здесь живут туристы), баней, импровизированным спа-центром (!), музеем поморов. Здесь можно узнать о том, как варили деготь (не из нефти, а из бересты), конопатили лодки, добывали соль, охотились на морского зверя. Мы пощупали шкуры лося, медведя и даже росомахи. Кстати, зимой росомаха пыталась проникнуть в музей — рядом с дверью остались следы страшных когтей.

Прямо в лесу — экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне: личные вещи бойцов Красной Армии, обломки самолетов. Здесь каждый год, в День Победы, Александр Борисович зажигает свечу и приглашает неравнодушных почтить память героев. За те два дня, что мы жили на тоне, он много рассказывал о войне, культуре поморов, способах лова. Огромные сети и старые рыбачьи лодки-карбасы, оленьи рога, якоря, корабельные гвозди, позвонки белух, разноцветные камни и хапужье — причудливо искривленные, высушенные ветром и выбеленные морем стволы и ветки деревьев, — все это было на тоне! Здесь Рогожкин мог бы снимать свою «Кукушку».

Что мы ели? Готовили на костре из привезенных продуктов, Александр Борисович каждый день угощал ухой. Черника и брусника росли под ногами — настоящий ягодный ковер, как в сказке! Еще мы рыбачили на надувной лодке с электрическим мотором, но поймали только одну маленькую треску, которую отпустили. Пару раз сходили в баню — настоящую, без электричества, и попробовали «спа». Прямо на берегу Белого моря хозяин поставил черный чум, а в него — ванну. В печке под ванной разводится огонь, из шланга ее наполняют морской водой, ламинарией и приглашают на процедуры. Лучшей психотерапии не найти: сидишь в теплой ванне с водорослями, смотришь на море и мечтаешь.

В юго-восточной части Кольского, неподалеку от тони, находится мыс Корабль. Еще в XVI веке, в основном зимой, поморы и монахи с Соловков добывали здесь аметисты, горный хрусталь и другие сокровища. Аметистовый берег не имеет аналогов ни по качеству и запасам сырья, ни по спектру расцветок кварца, но разработки здесь давно не ведутся. На берегу мы нашли россыпи причудливых камней с вкраплениями синих, фиолетовых и пурпурных кристаллов. Карманы курток были заполнены до отказа, камни были в руках, но, как дети, мы не могли остановиться.

После мыса Корабль заехали в Кузомень и попали… в пустыню! В переводе с карельского Kuuziniemi — буквально «еловый мыс». Это поморское село, на которое медленно, но неуклонно наступают пески. Ученые считают, что эта экологическая катастрофа — дело рук человека. 150 лет здесь активно пасли скот, вырубали лес плюс бушевали пожары. Кстати, тундра очень легко и быстро вспыхивает, огонь распространяется молниеносно. В Кузомени много причудливо изогнутых деревьев, но жить им в таких тяжелых условиях сложно, ветер выдувает почву, и корни оголяются, деревья встают «на цыпочки».