Роберт Патинсон

Мой агент отправила меня на специальный медиатренинг, потому что в интервью я всегда говорю то, что думаю, и много кривляюсь. Это выглядит ужасно непрофессионально. Но даже там я умудрился всех вывести из себя. Они сказали: «Патинсон безнадежен».

Идти на пробы «Сумерек» было унизительно и смешно. В книге Эдвард расписан как идеальный и атлетически сложенный парень, я же в то время был полной его противоположностью. Шатался по Лондону без работы и перспектив на будущее, дни напролет пил пиво с друзьями – этакий английский алкоголик с пивным животиком. И только представьте, мне нужно было прийти и прикинуться неким Адонисом, заявив: «Эй, ребята! Думаю, я создан для этой роли!»

Самым тяжелым в съемках «Сумерек» была необходимость постоянно носить контактные линзы. Когда у тебя в глазу какие-то инородные штуки, очень сложно контролировать взгляд и особенно его выражение. Иногда Кэтрин Хардвик (Catherine Hardwicke) подходила ко мне и говорила: «Господи, да ты понимаешь, что делаешь? Почему ты смотришь на нее, как будто хочешь съесть?» Ну да, вот так я смотрю на людей, когда влюблен. (Смеется.)

Не понимаю, почему девочки считают Эдварда идеальным парнем. Будучи хорошим, ты все время задаешься вопросом: зачем нормальные девчонки выбирают плохих парней? Такие темные личности, как Каллен, всегда привлекательны. Если бы он не был вымышленным персонажем, то в реальной жизни оказался бы кем-то вроде убийцы-рецидивиста. Вы только задумайтесь, он проникает в спальню Беллы каждую ночь и смотрит, как она спит.

Если бы я мог жить вечно, как мой персонаж, то, вероятно, потратил бы все освободившееся время на изучение французского или три ночи без сна играл бы на пианино.

В «Новолунии» у меня практически роль второго плана, основное действие фильма держится на Кристен и Тейлоре. Это был очень забавный опыт. Ты приходишь на съемки раз в неделю и просто стоишь с грозным видом пару часов, пока они снимают «видения», потом пьешь кофе, болтаешь с актерами.

Страсть к игре я почувствовал во время работы над «Мелкими останками». Мы снимали в Испании, мало кто из съемочной группы говорил по-английски, поэтому я как неприкаянный шатался по городу в одиночестве, читал книги и работал над образом.

У меня самая странная работа на свете. Я снимаюсь в фильме три месяца, потом еду в промо-тур, где каждый день в разных городах девочки просто орут на меня. Когда слышу этот звук, кажется, врата ада открываются или происходит какой-то теракт.

Роберт Патинсон

Фанатки иногда бывают сумасшедшими. Например, четыре девочки в Чикаго расцарапали свои шеи специально для автограф-сессии со мной. Это было дико! А еще я постоянно получаю записки на лобовое стекло с номерами телефонов и обещанием покончить с жизнью, если не перезвоню.

Самое ужасное в популярности – это то, что ты начинаешь создавать трудности окружающим. Иногда друзья зовут посидеть с ними в каком-то ресторане, а ты им говоришь: «Извини, я не могу идти в это место». Потому что ты точно знаешь, что там будет ждать армия фотографов. Чувствуешь себя принцессой на горошине, будто весь мир вращается только вокруг тебя!

Мои любимые слухи – свидание с Эмили де Рэйвин (Emilie de Ravin) в индийском ресторане и беременность Кристен (Kristen Stewart). В первом случае у нас был очень «романтически и уединенный ужин» с еще 20 людьми из съемочной группы, потому что снимался эпизод. А во втором… было бы забавно зачать ребенка при помощи SМS, находясь в разных концах страны.

Я на время перестал заниматься музыкой, потому что, думаю, это глупо, когда нынешние актеры, сыгравшие одну успешную роль, внезапно говорят: «Хей, я скоро выпускаю сольный альбом!» А следом за ним идут коллекция одежды и откровенный календарь. Для меня музыка очень важна, поэтому я хочу заняться ею серьезно, когда все забудут про шумиху с «Сумерками».

Я ужасно скучный человек. Однажды в Испании фанатка караулила меня днем и ночью около отеля. Мне было так одиноко, что я пригласил ее на ужин и жаловался на свои проблемы два часа. Больше девочка не появлялась. Видите, я настолько скучный, что могу отпугнуть даже своих фанатов!

Девушек я люблю целеустремленных, сильных характером… с накачанным прессом. О боже! Каждый раз теряюсь на этом вопросе и говорю какую-то глупость. Знаю одно: всегда хочу того, чего не могу получить.

Не могу сказать, что я неудачник, но в течение всей своей жизни я молил бога только об одном: пусть вся моя удача выпадает мне маленькими порциями и равномерно. Теперь я уверен, что останусь полным неудачником на всю оставшуюся жизнь. (Смеется.)

С популярностью пришло большое количество предложений. Но половина из них выглядит примерно так: «Если ты готов привести к нам аудиторию «Сумерек» и роль тебе нравится, берем без прослушивания». Мне кажется, на таких условиях они мне даже трансвестита разрешат сыграть.

В будущем я бы хотел сниматься в кино, пробовать разные роли. Занимался бы музыкой и, возможно, продюсировал бы интересные группы, такие, как создают мои друзья.