Jude Law

Jude Law Jude_Law-2.jpg

Допросник WMJ.ru

Полное имя: Дэвид Джуд Лоу
Родился: в Лондоне, Англия 29 декабря 1972 г.
Родители: Питер и Мэгги Лоу, работали в школе, сейчас – владельцы театрального агентства во Франции. Есть старшая сестра Наташа, фотограф
Рост: 180 см
Вес: 66 кг
Цвет волос: темный блондин
Цвет глаз: голубые
Семья: был женат на актрисе Сэйди Фрост (1997-2003), имеет трех сыновей (один из них приемный) и одну дочь
Друзья: Эван Макгрегор, Итан Хоук, Кейт Мосс, Рэйчел Вайз
Отношения: Славится громкими романами с Пенелопой Круз, Николь Кидман. Помолвка с Сиеной Миллер была разорвана из-за связи Лоу с няней своих детей
Любимый вид спорта: футбол
Любимая еда: под влиянием жены был вегетарианцем, потом начал есть мясо
Любимая музыка: Radiohead, Coldplay, Blur и The Beatles
Тату: две: на правой руке – инициалы JL; на левой – строчка из песни Битлз"Sexy Sadie" в честь бывшей жены
Вредные привычки: курит


Кадр из фильма Сыщик

Кадр из фильма Сыщик- Джуд, ты сознательно отказался от своего первого имени Дэвид?
- Я просто не помню, когда меня звали иначе. Мои родители всегда увлекались литературой и музыкой. Сестру назвали именем героини Льва Толстого, а меня – по знаменитой песне Битлз.

- В школе не дразнили?
- Еще как. Мне вообще в школе было неуютно, поэтому при первой возможности я сбежал в актеры.

- Список твоих театральных работ не уступает количеству фильмов. Почему ты так держишься за театр?
- Театр – мой дом, точно так же, как и Лондон. Благодаря театру я избавился от школьных комплексов, попал на Бродвей, а оттуда – в Голливуд. Кроме того, это был способ заработать, когда меня мало снимали. Надо было семью кормить.

- После какой роли, по-твоему, ты попал в голливудскую "обойму"?
- После фильма "Уайльд", это точно. В роли лорда Альфреда Дугласа я выложился по-настоящему, - чуть крышу не снесло. Это было десять лет назад. До этого ко мне относились как к очередному "красавчику", и я мог застрять в этом амплуа надолго.

- После фильмов "Талантливый мистер Рипли" и "Холодная гора" ты стал звездой первой величины. Сейчас выходит "Сыщик" – твой дуэт с Майклом Кейном. Сюжет на двоих, единство места… Это, скорее, театральная пьеса?
- Да, но кино делается немного по-другому. На режиссере лежит основная ответственность. Я всегда восхищался игрой сэра Майкла и буквально уцепился за возможность с ним работать.

- Кейн тоже высоко тебя ценит. Сказал, что без тебя не согласился бы сниматься.
- Я старался.

- Этот фильм - ремейк фильма 72-го года...
- Да, причем я сыграл ту роль, которую Майкл играл 35 лет назад в паре с Лоуренсом Оливье. Я два года носился с идеей переписать этот сценарий на новый лад, уговорил Гарольда Пинтера сделать это и до предела драматизировать схватку из-за женщины двух персонажей, которых разделяет почти 50 лет. Оливье играл парадоксально и мощно, но нам хотелось сделать его персонаж более холодным, тонким и умным, а сюжет – более "черным". Когда Кеннет Брана увидел сценарий, он загорелся идеей снять эту историю.


Самый сексуальный мужчина

Самый сексуальный мужчина- Ты выступил и как продюсер?
- Да, это мой второй продюсерский опыт. Мы собрали теплую компанию: Брана, Майкл и я – англичане до корней волос.

- Вас не упрекали в том, что вы делаете ремейк знаменитого фильма?
- Было. Но Кеннет не раз делал кино по Шекспиру, а это ремейки по ремейкам, поэтому ему было, что сказать. Он просто предлагал не ставить больше "Отелло". Никому. И оппоненты тушевались.

- Вы планируете продолжить совместную работу?
- Да, Кен ставил "Гамлета", играл Гамлета, и теперь хочет, чтобы я сыграл его в театре. Это будет совершенно другой, новый Гамлет.

- Звание "самого сексуального мужчины", которое тебе регулярно присуждают, - это награда или помеха?
- И то, и другое. Обо мне пишут и отвратительные, и замечательные вещи. Я стараюсь не читать ни того, ни другого. Я уже говорил: никогда не верьте тому, что читаете в прессе. Эх, не тем людям я это говорил!

- Чем закончилась история с твоим арестом?
- Полиция во всем разобралась. Сначала этот папарацци обвинил меня в том, что я на него набросился. Но с таким же успехом я мог обвинить в этом и его. Нас допросили и согласились со мной. В Лондоне стало невозможно шагу ступить, чтобы за тобой не увязалась стая фотографов. В этом смысле в Нью-Йорке я чувствую себя гораздо спокойнее.

- Думаешь переехать туда навсегда?
- Нет. Просто в Британии пресса стала раковой опухолью: слухи, недостоверная информация из третьих рук, откровенное вранье – все это стало нормой. Я знаю, многие прочитают это и подумают: "Чего он жалуется? Зарабатывает огромные деньги, замечательно живет – и еще и недоволен!" Что тут можно объяснить?