София Коппола не новичок в мире кино. Дочь Френсиса Форда Копполы, кузина Николаса Кейджа София родилась в 1971-м, а в своем первом фильме «Крестный отец» снялась уже в 1972-м. Тогда София сыграла Майкла Риззи, наследника мафии.

Да и в Каннах София Коппола была уже не раз. Впервые она приехала туда в 1979, когда ее отец представлял здесь свою картину «Апокалипсис сегодня». Второе путешествие в Канны - 1999 год. София привезла на фестиваль свой первый фильм «Девственницы-самоубийцы». В 2003 году вышла вторая работа режиссера - картина «Трудности перевода».

Принадлежащая к клану Коппола, София сейчас на пике популярности. В жизни эта женщина событие не мене яркое, чем Каннский кинофестиваль. Ее третья по счету картина «Мария-Антуанетта» имела настоящий успех. В этой грандиозной и великолепной режиссерской работе вместе уживаются уникальный авторский взгляд на вещи и смелость и абсурдность обычаев королевского двора. И никакой политической подоплеки! Сегодня мы беседуем с Софией о ее новой работе, представленной в Каннах.

- Почему вы выбрали именно Марию-Антуанетту?
- Однажды вечером Аурор Клемант и Дин Тавуларис, художественный директор картины «Крестный отец - 2», рассказали мне о романе Стефана Цвейга. Меня очень заинтересовала история молодой королевы.

- Флобер как-то сказал: «Мадам Бовари – это я сам». Вы смогли бы сказать то же самое про Марию-Антуанетту?
- Скорее всего, нет… Мы с ней не похожи… ну если только совсем чуть-чуть.

- Кто она для вас?
- Достойная молодая женщина, скучающая от домашних дел или же молодая слишком богатая девушка. Она вне своего времени.

- Действие картины начинается в карете в 1870-м и заканчивается тоже в карете, но уже 20 лет спустя, на пути из Версаля. Вы предпочли из осторожности не показывать трагическую гибель Марии-Антуанетты?
- Меня больше всего привлекает период детства и юности Марии-Антуанетты. Тогда, когда она меняется, развивается, расцветает. Нужно быть свободной, но героиня этого была лишена.

- Мария-Антуанетта приехала во Францию, когда ей было 14, она думала только о развлечениях. А какой вы были в ее возрасте?
- Я была настоящей девчонкой. Как и Мария-Антуанетта, я хотела веселиться! Я радовалась, гуляя по Сан-Франциско или слушая модные группы. Что может быть лучше для подростка? Это романтичный период жизни, когда думаешь о любви…

- Почему в картине так мало диалогов? Вы сделали ставку на актерский талант? Вам кажется, что взгляды, мимика, реверансы рассказывают больше, чем слова?
- Версаль - настоящий театр светских представлений. Я хотела сделать акцент не на речи персонажей, а на жестах, позах, взглядах. Джейсону Швартсману как нельзя лучше удалось воплотить эту мечту в жизнь. У него талант актера немого кино.

- 14 мая вам исполнилось 35. Марии-Антуанетте тоже было 35, когда она покинула Версаль. Скажите, вы верите в совпадения?
- Сейчас переломный момент в моей жизни. Но я никогда не смешиваю работу и личную жизнь. Я, конечно, не принцесса, но пусть моя личная жизнь остается личной, я же не живу в таком стеклянном доме, как Версаль!
-
Почему вы выбрали профессию режиссера, ведь могли бы стать актрисой?
- Я открыла для себя, что в режиссерской профессии есть что-то чувственное. Это ощущаешь, когда видишь всю красоту так близко: прекрасные костюмы, декорации.

- А как насчет премьеры в Каннах?
- Несмотря на то, что премьера картины прошла во Франции, сам фильм показывали на английском. Я немного нервничала. Все-таки 2400 зрителей! Я очень благодарна своему отцу, он поддерживал меня с самого первого дня съемок.