Жюльетт Бинош родилась 9 марта 1964 г. в Париже в семье актрисы и директора театра. И хотя ее родители расстались, когда девочке было четыре года, неудивительно, что с ранних лет Жюльетт мечтала об актерской профессии.

Сейчас Бинош востребована и в профессии, и в семье: у нее растут дочь и сын. «Мне нравится быть матерью, но я также люблю свою работу, так что приходится выбирать. В 18 лет я как раз об этом мечтала, поэтому сейчас даже немного удивлена тем, что все так и вышло».

– Женщины, которых вы играете, часто сами очень эмоциональны и вызывают сильные эмоции у зрителей. Расскажите, как вы этого добиваетесь?
– Я стараюсь «зажечь» своей игрой, сделать своих героинь неповторимыми. Это мой способ самовыражения. Несмотря на то, что мне, как и многим другим людям, бывает страшно, я стараюсь с головой бросаться в омут жизни.

 «Забыться, чтобы стать лучше…»– Ваше привычное амплуа – романтическая, страстная женщина. Она никогда не унывает. Даже в фильме «Ущерб» героиня получилась очень эмоциональной, хотя внешне она кажется холодной.
– Ну, в фильме «Три цвета: синий» героиня еще более отстраненная. Мир отвернулся от нее, и она не хочет ничего менять. Она не может позволить себе любить, так как считает, что это причинит ей боль.
Чтобы выбрать фильм, в котором буду сниматься, я должна поверить в него, поверить в то, что смогу сделать из своей роли что-то особенное. Я стараюсь не судить заранее о фильме и не анализировать причины, по которым берусь за роль.

– Неужели так опасно анализировать?
– Это закрывает перспективу. Может, через какое-то время я и буду анализировать все предложения, но сейчас не вижу в этом смысла. Я просто живу и стараюсь быть открытой. Я интуитивно выбираю, что для меня будет лучше, а за что браться не стоит.

– Вы когда-нибудь чувствуете себя, как в ловушке?
– Да, иногда я не вижу перспектив, сомневаюсь во всем. Даже если все время сохранять спокойствие, однажды эмоции найдут способ выйти наружу. Но когда я играю, я полностью погружаюсь в роль, и это помогает мне отвлечься от не очень оптимистичных мыслей. Я думаю, в этом и состоит профессия актрисы: забыться, чтобы сделать себя лучше. Я не цветок, но ваза, в которой он стоит.

– Вы когда-нибудь казнили себя за то, что поступили неправильно?
– Да, конечно. Иногда я даже признаюсь в этом публично. Но это нужно для того, чтобы идти вперед и исправлять свои ошибки.

 «Забыться, чтобы стать лучше…»– Режиссеры очень любят ваше лицо. Они его показывают в разных фильмах по-разному. Как вы к этому относитесь?
– Я стараюсь смотреть свои фильмы по одному разу. Это ведь как глядеться в зеркало вместе с другими людьми. А я предпочитаю стоять перед зеркалом дома, когда меня никто не видит. Мне нужно время, чтобы привыкнуть к себе и полюбить себя. Фильм для меня – как сон, который просто надо увидеть еще раз, чтобы убедиться, что это и вправду было.

– Почему вы всегда отказываетесь говорить о своей личной жизни?
– Я хочу, чтобы люди узнавали меня через мои фильмы и спектакли. Но журналисты хотят узнать что-нибудь о моих отношениях, и я отказываюсь отвечать. Когда меня спрашивают о личной жизни, я чувствую себя так, как будто приглашаю совершенно незнакомого человека к себе в спальню и говорю ему: «Пожалуйста, не стесняйся, проходи, чувствуй себя, как дома!» Я думаю, что на экране я показываю достаточно, и если кому-то этого мало, больше ничего не могу сказать.

– У вас еще остались вопросы, на которые вы так и не смогли получить в жизни ответ?
– Я не думаю, что на все вопросы нужно получать ответ. Но да, у меня куча вопросов! И именно поэтому я еще хочу выполнять эту сумасшедшую работу – быть актрисой!

– Что вы думаете о возрасте?
– Я о нем не думаю. Просто время идет.

– Я думаю, одной из причин, по которой Грета Гарбо перестала играть, было то, что она хотела остаться в памяти людей молодой…
– Это не для меня. Думаю, я смелее ее. (Смеется). Старение – это прекрасные перемены, когда нужно отбросить всю эту молодежную чушь, особенно когда речь идет о кино. Я верю, что быть актрисой и сниматься в кино – это замечательный жизненный опыт, иначе зачем тогда вообще все это? Я должна меняться, я должна узнавать много нового, я должна расширять свои границы. Играя, я подбираю ключи к замкам своей клетки, познаю истинную свободу.

– И наслаждаетесь этой свободой?
– А как же иначе! (Смеется).