12 октября на экраны выходит мистический триллер "Меченосец", который уже называют кинособытием года. Режиссер Филипп Янковский и исполнитель главной роли Артем Ткаченко нашли время для того, чтобы рассказать о картине нашим читателям.

- Филипп, как у вас возникла мысль сделать фильм "Меченосец"?
- Мне давно хотелось поработать с продюсером Сергеем Сельяновым. Правда, изначально мы собирались снимать совершенно другое кино. Но так уж вышло, что после "Статского советника" мне вдруг захотелось сделать фильм про любовь. Тут-то Сергей Михайлович изложил мне идею фильма, которую он давно вынашивал. Не совсем про любовь, конечно... Сценарий Константина Сынгаевского по роману Евгения Даниленко оказался таким захватывающим, я просто не смог удержаться!

- Артем, правда ли, что Филипп в ходе кастинга "Меченосца" устроил для вас очень необычные пробы?
- Пробы мы не любим оба: как выяснилось, слишком уж много нервов они требуют. И в этом отношении кастинг "Меченосца" не стал исключением. Сразу после окончания съемок в "Ненасытных" Руслана Бальтцера я прочитал сценарий "Меченосца" и пришел к Филиппу. Мне дали пальто, которое в фильме стало неотъемлемой частью моего гардероба, а потом Филипп выгнал всех из комнаты, включил камеру на подоконнике и сказал: "Ну-ка, поживи в образе!" Я произнес-то всего несколько фраз. Но после того как я схватил палку, изобразил ярость и злобу, проделав несколько боевых движений, мне сообщили, что я утвержден на роль (смеется).

- Филипп, наверное, в фильме с таким сценарием вряд ли удалось обойтись без компьютерной графики?
- Наш фильм я бы назвал метафорично-мистическим, поэтому мы не могли обойтись без спецэффектов. Но я о них пока говорить не буду, так как они напрямую связаны с сюжетом. Графикой занимается петербургская компания "Мельница", специализирующаяся на производстве мультфильмов. Например, они сделали мультик "Алеша Попович и Тугарин Змей". Там работают очень талантливые ребята, и я рад нашему сотрудничеству. Но и мои актеры не бездействовали! Им пришлось очень серьезно поработать!

 - Артем, что было самым сложным в съемках?
- Финал. Это всегда очень большая ответственность. Если он неудачен, то не спасут ни интригующая завязка, ни увлекательный сюжет. А мы, как это часто бывает, снимали финальную сцену в середине съемочного периода. Пришлось немало потрудиться, чтобы найти нужные эмоции. Все-таки гораздо сложнее играть чувства, чем работать физически. Ведь моего героя в тот момент переполняли очень сложные чувства. А что бы вы ощущали, если бы вам пришлось нести на руках тяжело раненную любимую женщину? Финал, одним словом, по-настоящему драматичен…

- Филипп, а что для вас стало самым трудным в процессе?
- Даже не знаю. У меня отличная команда. На каждом кадре все выкладывались полностью. На этой картине у меня был прекрасный кастинг-директор - Ольга Логинова, которая работала со мной еще на фильме "В движении". Отдельные слова хочу сказать про Марата Адельшина, нашего оператора. Я рад, что с ним работал. "Меченосец" — его первый фильм, но Адельшин привнес очень неожиданный визуальный ряд. Он снял Петербург глазами москвича. И получилось очень красиво. Вы сами в этом скоро убедитесь.

 - Артем, как тебе удалось сделать своего героя, озлобленного на весь мир, положительным?
- Я постоянно думал о том, что заставило Сашу поступить именно так, а не иначе. Я опирался не только на сценарий, но и на собственное воображение. В нашей профессии это обычная практика. Но долго рассуждать на эту тему я бы не хотел. Как говорится, увидите все на экране. Скажу лишь, что реплик у моего героя совсем немного, около страницы текста на весь фильм. Поэтому передавать внутреннее состояние Саши нужно было не только словами, но и с помощью других выразительных средств. И это было нелегко…

- Филипп, считаете ли вы, что "Меченосец" уникален по жанру в российском кино?
- Новаторство этого фильма заключается в том, что "Меченосец" — это первая картина, сделанная, так сказать, в жанре "нежности и насилия, невинности и порока". Вот почему книга Даниленко меня заинтересовала. Сергей Сельянов пять лет с этой книжкой ходил! Там есть и нежность, там есть и насилие, есть невинность любви и в тоже время ее порок — ведь отношения скоротечны, любовь быстра...
А определять жанры — это удел кинокритиков. А я делаю фильмы, которые мне хочется смотреть самому и которые энергетически воздействуют на аудиторию. Этот фильм многослоен и не так прост. Экшен, любовные и эротические сцены ни в коем случае не должны отодвигать сюжет на задний план — наоборот, они призваны максимально вовлечь зрителя в происходящее. Ведь, когда смотришь картину, важно то, чем она наполнена. После фильма должно наступить ощущение катарсиса. А если из всей картины запомнился лишь какой-то эффект или выстрел — плохая это картина.

- Артем, каково вам было после множества молодежных комедий играть в "Меченосце"? Особенно любовь с Чулпан Хаматовой…
- Эротических сцен с таким эмоциональным накалом я в кино еще не играл! Честно говоря, мне было страшновато, хотя мы и решили обойтись без обнаженной натуры. Филипп подошел к съемкам этого эпизода максимально тактично. Все лишние люди были удалены с площадки, а нас с Чулпан даже отгородили какими-то щитами. Перед командой "Постарайся на этой неделе быть "своим парнем" и близким другом. Сейчас ему необходим именно такой тип общения. Мотор!" мы постояли вместе, поговорили, даже похихикали немножко… А затем пришла пора работать. Как ни странно, но каких-то особенных воспоминаний об этом у меня не осталось. Я всего лишь выполнял указания режиссера, служил "проводником его воли". Перед камерой же был не Артем Ткаченко, а Саша. В этом, наверное, и состоит магия кино.