Эмманюэль Беар всегда тщательно подбирает слова, когда дает интервью. Может быть, поэтому она была выбрана главным редактором специального выпуска журнала "Фестиваль-2006". Из года в год эта должность достается лучшим из лучших мира кино.
Она страдает бессонницей, а в день интервью ей удалось уснуть днем. Время текло. И вот, извиняясь за небольшое опоздание, в джинсах и свитере появляется Эмманюэль Беар. У нее манеры кошки, она женщина и девушка одновременно. Когда в комнату заходит ее бабушка, лицо актрисы начинает светиться радостью.

- Вы живете вместе со своей бабушкой и детьми…
- Мне это необходимо. Жизнь актрисы непредсказуема. С появлением детей меняется порядок вещей в жизни. Эти два родных существа, которых я произвела на свет, всегда со мной. Раньше мне было необходимо все время находиться на съемках. Сейчас я могу себе позволить пойти на работу или остаться дома. Что касается моей бабушки, то ей уже 103 года. Она живет со мной, и это большое счастье. С ней я чувствую себя надежно. В ее возрасте силен соблазн жить только воспоминаниями. Она все время говорит: "Я бы так хотела научиться жить в настоящем". Я не могу себе представить жизни без нее.

- Жизнь вашей бабушки – это целый роман: она стала первой женщиной, получившей водительские права в Стамбуле!
- Она авантюристка, которую не интересует, что подумают люди. Несмотря на природную деликатность, она очень дерзкий человек. Бабушка придает большое значение внешности. Двадцать раз в день она говорит мне, что я должна привести волосы в порядок. "Ты не должна ходить с прической а-ля Полин Картон (актриса начала 20-го века)". Это самое большое оскорбление из ее уст. Она считает, что я недостаточно женственна, а я думаю, мы обе наделены этим качеством.

 - Женственность передается по наследству?
- Я не знаю. Наши бабушки не рассчитывали на себя, они зависели от мужей. А мамы были уже более самостоятельны. Возможно, поэтому мой идеал женщины – Симон Вейль (публицистка и философ): она принадлежит к той плеяде женщин, которые приучили нас к мысли, что у представительниц слабой половины человечества тоже должна быть возможность выбора в жизни. Мы стали от этого счастливее? Вопрос остается открытым. Но то, что мы больше не соответствуем мужскому представлению идеальной женщины как вечно стоящей у плиты с ребенком на руках, это факт. Мы живем в период превращения, где все определяется заново, и отношение к женщине тоже.

- Вы поклонница буддизма. Однако никогда не скрывали, насколько сильно на начало вашей актерской карьеры повлияли соображения совсем не буддистского характера…
- Это правда. Я начала сниматься не из любви к искусству, а из жажды независимости, денег и славы – все то, что в действительности является антибуддистским! Однако, когда я поняла, что могу хорошо делать эту работу, я быстро избавилась от подростковых стериотипов. Истинный смысл своей работы я поняла позже. Я искала ответ на вопрос: что я делаю на этой земле? В моей профессии я переживала счастливые моменты, которые отчасти помогли мне разобраться в себе. Сегодня меня очень привлекают все, кто размышляет о буддизме – будь то Жиль Делёз и его азбука или Нина Симон. Они помогают мне идти дальше, например, учиться говорить "нет". Мне всегда было легче говорить "да". Но если ты себя уважаешь, то не стоит поступаться принципами. Возможно, в этом глубинное предназначение религий: уважать себя и уметь говорить "нет".

- Заботиться о других для вас имеет большое значение. Почему же тогда вы перестали выполнять свою роль представителя Юнеско?
- Этот опыт длился десять лет. Было бы ложью сказать, что, выполнив подобную миссию, я по-прежнему столь же наивно смотрю на мир. Я многое узнала, и я была удивлена своему терпению к боли и страданиям других. В моем характере должно быть что-то такое, что не позволило моему сердцу  "разбиться  вдребезги". В любом случае нынешний простой – лишь небольшое отступление, и я думаю, что скоро снова вернусь к этой деятельности.