В эксклюзивном интервью молодой режиссер рассказала нам о своем романе с Глебом Самойловым, творческих планах и дочери Октавии.

Fe0769c617c0a544d34519b39ae800ba5d3ceda2

Валерия Гай Германика

Появление Валерии Гай Германикив российском кинематографе, безусловно, стало явлением значимым. Кто-то непонимает ее творчества, кто-то ругает, кто-то завидует успеху 26-летнейдевушки, которая смело балансирует на грани скандала, кича и искусства.

Уже сейчас сильные мира кино не просто выделяют Валерию ГайГерманику из полчища молодых режиссеров – они не то с завистью, не то с опаскойговорят о том, что за «Гай Германикой – будущее отечественного кино». Так этоили нет – покажет время, но вряд ли кто-то решится оспаривать талант Валерии. Хотясама девушка к своему дару относится философски. Ее рассуждения смелы инеоднозначны, а взгляды на кино, искусство, жизнь и любовь самобытны и уникальны.

Валерия Гай Германика:

- Для меня мой талант вообще под большим вопросом. Я считаю,что талант - это абстракция, впрочем, как и успех. Вот я не понимаю, что такоеуспех – чтобы все газеты написали хорошие отзывы о тебе и о твоем фильме? Мнекажется, это не совсем показатель успеха. По крайней мере, мне не оченьинтересно мнение окружающих.

Как бы там ни было, Гай Германику никак нельзя назватьнепризнанным гением. После выхода картины «Все умрут, а я останусь» (2008) оней заговорили как о серьезном режиссере. На 61-м Каннском кинофестивалефильм удостоился особого упоминания жюри конкурса – премии «Золотая камера».

А сериал «Школа» превратил известного режиссераГерманику в скандально-известного. Зрители разделились на два лагеря: тех, ктос замиранием сердца следил за судьбой героев, и тех, кто открыто высказывалсвое возмущение по поводу реалистичных сцен фильма. Сама Валерия уверена, чтопо-другому снимать незачем, да и просто невозможно. Главное – быть честнойперед самой собой.

Валерия Гай Германика:

- Я показываю жизнь такой, какая она есть. Я не снимаюфильмы о подростках или стариках – я снимаю кино о жизни людей. Снимаю так, каквижу. Если слушать, что тебе говорят другие и как они это видят, получится х*ня.

Как любой творческой натуре, Валерии постоянно необходимопробовать себя в чем-то новом, развиваться. Она уже заявила, что кино проподростков она больше снимать не будет – тема для нее исчерпана. А вот чтобудет дальше – остается пока только догадываться. В последнее время, онавсерьез увлеклась клипмейкерством. В ее творческом архиве работа с группой«Агата Кристи», а совсем скоро зрители увидят результат работы Гай Германики и DJSmash. Хотя в разговоре Лерабез зазрения совести признается, что готова браться практически за любыепредложения, чтобы заработать денег. Сериальные и прочие неприемлемые длямногих «киношных» метров форматы ее совершенно не смущают. Кто бы сомневался,ведь Германика уже успела побыть даже режиссером порнофильмов.

Недавно Лере, по мнению многих, по-настоящему повезло – пришлонастоящее взрослое признание. Скандального режиссера пригласили на должностькреативного продюсера музыкального канала MTV. Германика подошла к новой работес особым рвением и пылом, которое дирекции иногда даже приходилось усмирять.

Валерия Гай Германика:

- После «Школы» мне толком ничего больше и не предлагали. Аесть-то надо. Тут появилось MTV с хорошим, в принципе, изначально предложением.Но потом что-то обломалось. В общем, глобально контент канала с моим приходом непоменяется. Я практически не властна над этим, мне разрешили сделать лишь однупрограмму, которую я придумала. Я ее и делаю. Не знаю уж – хорошо это или плохо…

Правда, поговаривают, что руководству MTV не понравиласьизлишняя жесткость и брутальность нового креативного директора.

Валерия Гай Германика:

- На кастингах я задавала вопросы про онанизм и мастурбацию,но все это было в рамках сценария. Предварительно всем предполагаемым актерампрограммы раздали пробный сценарий, и я их опрашивала по нему. Одним словом,ничего возмутительного я не делала – никто с площадки в истерике не убегал.

Но к телевидению интерес у Германики явно поостыл, и навопросы о том, что нужно менять на российском ТВ и чего нам не хватает, Валериямрачно хохочет и говорит, что лучше снимать многосерийные мистические триллеры,чем делать такое телевидение.

Валерия Гай Германика:

- В любом случае сейчас хочется развиваться в другомнаправлении. Может быть, даже в другой стране. Я хочу получить премию «Санденс»– это даст возможность поработать за границей. Без премии, к сожалению, этоневозможно, потому что нас никто не знает за рубежом, даже Пугачеву. Мне бы очень хотелосьжить и работать в России, но я понимаю, что тут нет перспектив. К сожалению, наРодине мои запросы и возможности кинематографа не совпадают. За границей, мнекажется, все обстоит иначе.

C08f9a524976535b9b51a982ddf7a41a5e1a6b42

Валерия Гай Германика, специальная премия Каннского кинофестиваля за фильм «Все умрут, а я останусь»

В свои 26 лет Валерия Гай Германика успела многое: получитьдиплом зоолога, поработать в порноиндустрии в качестве режиссера, добитьсяпризнания общества, родить дочь. Скандалистка, матершинница, талантливыйрежиссер и заботливая мать – как ни странно, но все это очень органичносочетается в Лере. Кто бы мог подумать, что еще одной главной мечтой Германики,кроме премии «Санденс», является большая семья и куча детей.

Валерия Гай Германика:

- Я не считаю рождение ребенка чем-то запредельным. Такдолжно быть. Я же не ох*еваю от того, что у меня 5 пальцев на руке. Более того,у меня есть мечта – иметь много детей. Я вообще хочу жить на Рублевке, иметьпять детей и семь собак.

Общаясь с Лерой сложно понять, что она говорит с сарказмом,а что всерьез, но почему-то после нескольких минут разговора как-то верится,что мечты у этой скандальной и противоречивой дамы, которую многие называют инопланетянкой,самые что ни на есть девичьи и земные. Она старается проводить как можно большевремени с дочерью и быть заботливой мамой. И почему-то после ееместами грубоватого, но очень искреннего рассказа о дочери не остается сомнений,что у нее это получается.

Валерия Гай Германика:

- Ничего специально в дочь я не вкладываю, не занимаюсьцелыми днями ее воспитанием. Она много времени проводит с бабушкой. Но длякаждого ребенка его мама – самая лучшая на свете. Я – не исключение. Я многорассказываю ей, каждый вечер мы смотрим вместе «Спокойной ночи, малыши», апотом она поет песню из этой программы. Вообще дочь у меня нормальныйребенок – ей два года, она мебель не громит и матом не ругается.

Это радует, что дочь Леры еще не успела перенять у своейскандальной мамаши парочку матерных выражений, ведь явная любовь скандальногорежиссера к крепкому словцу – это уже притча во языцах. Складываетсявпечатление, что говорить без слов на буквы «Б» и «Х» Лера просто не умеет. Илине хочет. По ее мнению именно так разговаривает вся творческая интеллигенция.

Валерия Гай Германика:

- Меня часто упрекают в том, что я много ругаюсь матом. Я неругаюсь, я говорю русским языком, на котором разговаривает вся интеллигенция.При дочери я, конечно, сдерживаюсь, хотя все равно иногда выскакивает.

28d30d4afe8753766eba733d51a17cede98f09bf

Валерия Гай Германика и Глеб Самойлов

Несколько месяцев назад в прессу просочились слухи о том,что Валерия Гай Германикапланирует связать свою жизнь с солистом группы «Агата Кристи» ГлебомСамойловым. Влюбленная Валерия поехала за любимым в тур по России, а онпообещал удочерить ее маленькую дочь Октавию. И потихоньку всем становилосьясно – дело идет к свадьбе. Но так ли это?

Валерия Гай Германика:

- Мы просто встретились и полюбили друг друга. Мне всегданравилось, как он эстетически выглядит на сцене. И нравилось, что он делаетидеологически. Наши чувства совпали, наверное, навсегда.

При этом о любимом и единственном Лера отзывается весьма нелицеприятно,а все вопросы о свадьбе отметает жестко и сразу. В последнее время, кажется,что влюбленные обоюдно устали от сложных характеров друг друга и тараканов,которые независимо живут в голове у каждого.

Валерия Гай Германика:

- Меня бесит, когда человек не отвечает за свои слова ипоступки. Какие могут быть семейные отношения? Глеб совершенно не планируетусыновлять Октавию, ему и до своего сына особого-то дела нет, а до моей дочеритем более. Ни к какой свадьбе не готовлюсь, мне даже неинтересно об этомговорить сейчас.

Так уж виноват в разладе Самойлов или все дело в самой Лере,разобраться сложно и самой Германике. В ее жизни наступил депрессивный период, которыйона называет «периодом черной луны». Ну а белое свадебное платьес такими упадническими настроениями никак не сочетается. Однако сама Германиканичего менять не намерена. Она считает, что жизнь – это лишь череда разныхпериодов, которые сменяются с некоторой закономерностью. Остается лишь ждать,когда фаза «черной луны» окрасится в какой-то более жизнерадостный цвет.

Валерия Гай Германика:

- Изменить что-то невозможно – это «эффект бабочки»: если быя изменила одно – у меня не было бы другого, того что мне необходимо. Даже самоеужасное мне нужно для чего-то – это все одна сплошная цепочка событий. Многиескажут, что это у меня бывает довольно часто, это правда. Но я же не могупоменять весь мир под себя – я не Иисус Христос. Сейчас мне кажется, что у меняуже настала старость. Мне 26 лет, и вся жизнь прошла мимо… Но кто знает, чтопроизойдет завтра?

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...