Она оформляла Белый дом для девяти президентов США, а мы решили посмотреть, каково же собственное жилище стилиста.

Эта экстравагантная дама называет себя «самым старым тинейджером в мире». Она – икона стиля с русскими корнями, дизайнер, коллекционер и просто отважная женщина. Искусствовед New York Times Роберт Смит сказал о ней так: «Мультикультуризм еще не стал словом, когда Апфель уже начала носить его»…

Айрис Баррель Апфель занималась дизайном интерьеров и вместе с мужем Карлом организовала одну из престижных фирм по производству уникальных тканей Old World Weavers. Ее гардероб оказался достоин выставок, в том числе в музее Метрополитен, ее интерьеры похожи на музей и жилище волшебницы, а сама Айрис в свои 90 лет не растеряла качества, которые очень ценит, – здоровую иронию и любопытство.

Все, что она делает, – это творческий эксперимент. Все, что она создает, с точки зрения дизайна выходит идеально, неповторимо, весело и всегда с очаровательной сумасшедшинкой. Свое творчество эта дама считает поистине гламурным, утверждая, что миру как раз-таки не хватает гламура и очарования. Не зря Айрис прозвали Rare Bird of Fashion – редкая птица в мире моды. Так или иначе, но именно этой редкой птице доверили интерьер святая святых – Белого дома. Его Айрис обустраивала для нескольких президентов США – Трумана, Эйзенхауэра, Никсона, Кеннеди, Джонсона, Картера, Рейгана и Клинтона.

Но сегодня мы отправляемся не в Белый дом, – будем рассматривать интерьеры нью-йоркской квартиры Айрис. Голландская живопись и кушетка времен Людовика XVI, венецианские стулья, целое «королевство» зеркал в золоченых рамах, итальянские консоли, разноцветные аксессуары в лапах резной статуэтки собаки, китайские мотивы в тканях, розы, парча... Айрис не любит минимализм, ее фавориты – цвет, текстура, изобилие. И ее звездный дом в Нью-Йорке – лучшее доказательство того, что из хаоса можно создать произведение искусства. А началось все с картины Веласкеса. Впрочем, Айрис не знает точно, подлинный ли это Веласкес. Она говорит, что, если бы он был подлинным, ей было бы тяжело оставить его висеть фактически на пороге дома, в прихожей

В квартире дизайнера на Манхеттене три спальни. В целом это довольно большие апартаменты, но пространства почти незаметно. Айрис негативно относится к минимализму, а потому ее квартира напоминает будуар госпожи Помпадур, когда в эпоху Людовика XV во дворцах нельзя было найти ни единого свободного места. Но Апфель не вспоминает о Помпадур, когда говорит о своем жилище, сама она называет его «джазом»: «Хранитель музея однажды сказал мне, что в том, как я сочетаю вещи, есть джазовый компонент. Джаз – это импровизация, которая тянет элементы из всех культур». Так делает и Айрис Апфель – в интерьере ее квартиры вещи, которые она привозила из самых разных мест, не только стран, но и эпох, если говорить условно. Именно поэтому в ее доме так много вещей XVII и начала XX веков родом из Парижа.

Как Айрис Апфель до всего этого дошла? Ну, взять хотя бы тот факт, что у ее отца был собственный стекольный бизнес. Не имеет, конечно, прямого отношения к дизайну интерьеров, но опосредованно все-таки… А мать Rare Bird of Fashion владела собственным модным бутиком. В общем, было у кого поучиться. Но сама Айрис скептически относится к тому, что стать гениальным дизайнером можно за счет полученных знаний. Одно из ее знаменитых высказываний гласит: «Научиться вкусу могут все, но нельзя научиться харизме»…

Примечательно, что Айрис Апфель не считает себя дизайнером, она говорит: «Я хороший стилист, я знаю, что выбрать». И добавляет: «Я клевая». Именно «клевая», а не красивая: «Я знала многих привлекательных девушек. У них были красивые лица, и поэтому они не собирались ничего развивать в себе. И они так никогда и не узнали, что значит быть интересными. А я – знаю»…

Автор: Рита Захарова, специально для WomanJournal.ru

Фото: Architecturaldigest.com

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...