Известная российская актриса Нина Курпякова продолжает вести колонку, рассказывая обо всех самых интересных событиях на ММКФ.

Нина Курпякова, известная российская актриса, снова на WMJ! Сегодня Нина расскажет сразу о трех картинах: документальной ленте Джанфранко Рози «Огонь в море», фильме Зиада Дуэри «Атака» и Реза Мираками «Дочь». Как это было, читайте в новой статье нашего звездного колумниста.

Нина Курпякова
актриса театра и кино

Программа Московского Международного кинофестиваля ошеломляюще необъятна, не будучи маститым кинокритиком, трудно понять, на какой фильм пойти необходимо, а на какой не стоит тратить время. Я решила воспользоваться «сарафанным радио» — куда стремятся все, туда и я. И об этом не пожалела!

Первый фильм, на который я отправилась, оказался победителем Berlinale-2016. Документальная лента Джанфранко Рози «Огонь в море» повествует об африканских беженцах, переплывающих в маленьких лодках океан, держа путь в Европу. События развивались как на экране, так и в зрительном зале: через два места от меня сидел мужчина средних лет и отчаянно плакал, сотрясая соседние кресла. Это была настоящая истерика, вызванная сопереживаниями героям фильма. Я пыталась тайком вглядеться в его лицо — вот он, идеальный зритель, открытый эмоциям, искренний, сопереживающий. Ради него хочется снимать кино!

На следующий день мне посчастливилось попасть на фильм ливанца Зиада Дуэри «Атака». Немного опоздав из-за ремонтируемых московских дорог и еле припарковавшись на «раскопках» вокруг Октября, я вошла в переполненный зал, где сесть возможно было уже даже не на ступеньках, а только на коленях у людей, примостившихся на ступеньках. «Вот это аншлаг!», — с восторгом подумала я и скукожилась на полу у стеночки. С первых же кадров я поняла, зачем существует Московский кинофестиваль — отборщики постарались собрать фильмы с тематикой, замахнуться на которую редко решается кто-то из режиссеров. Картина рассказывает о блестящем израильском хирурге палестинского происхождения, всем сердцем любящем свою жену. Пятнадцать лет брака в счастьи и доверии вмиг разрушает известие о теракте — 19 жертв, большинство из них дети. Террористкой-смертницей оказалась жена главного героя! Что должен чувствовать человек, всю свою жизнь спасающий жизни других людей, узнав, что самая дорогая женщина, та, с которой был единым целым — хладнокровная убийца, тайно вынашивавшая чудовищный план? Что важнее, остаться верным памяти любови всей своей жизни или принять жесткую гражданскую позицию?

Главным моим фаворитом стал фильм тегеранского режиссера Реза Мираками «Дочь», вошедший в конкурсную программу. История иранской девочки, задыхающейся под гнетом авторитарного отца, который считает свое мнение единственно верным. Здесь уж пришла моя очередь рыдать, потому что смотреть это без слез невозможно! Ошибочно думать, что гипертрофированная строгость, граничащая с жестокостью и почти с маниакальным желанием подавить волю своего ребенка, присуща только некоторым религиям. Это не так! Миллионы наших соотечественников пытаются всеми правдами и неправдами подавить волю ребенка. Каждый день в банке, аэропорту или ресторане мы неизменно натыкаемся на орущих на свое чадо мать или отца (что еще страшнее, потому как он физически сильнее). Когда слышишь эти крики, кажется, что началась Третья мировая, причем по вине этого самого малыша! Но, как правило, дело касается всего лишь испачканной тортом рубашечки или пролитой на мамин iPhone кружки молока! И неужели нервы ребенка того стоят? Дай Бог, чтобы хоть один родитель после просмотра данного фильма задумался об отношении к собственному ребенку, но я по натуре реалист…

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...