В ее сумочке всегда есть расписание рейсов в Милан и Париж, она уверена, что курорт становится модным тогда, когда она на него приехала. И полагает, что святая обязанность каждого мужа – обеспечить своей жене вечернее платье.

4e6b3b477b49242aa094027ca8e2b09c2ed85ebe

Эвелина Хромченко:

Эвелина Хромченко:

В ее сумочке всегда есть расписание рейсов в Милан и Париж, она уверена, что курорт становится модным тогда, когда она на него приехала. И полагает, что святая обязанность каждого мужа – обеспечить своей жене вечернее платье.

Главный редактор L‘Officiel – Россия Эвелина Хромченко совершенно очаровательна в своей самоуверенности.

Эвелина, интересно, есть ли какой-то особенный корпоративный стиль одежды, принятый в офисе L‘Officiel?
– Нет, такого стиля нет. Но тех людей, которые приходят к нам работать, через полгода не узнать. При этом им никто ничего не диктует. Я не из тех, кто будет стоять перед входом в офис и проверять, в каком виде пришли сотрудники. Просто наша редакция ежедневно работает над созданием образов, и через некоторое время новенькие делают апгрейд собственного стиля.

Но, честно говоря, я и не принимаю на работу тех людей, у которых нет основания развиваться в этом направлении. По большому счету, когда человек приходит на собеседование, мне очень важно, чтобы он прошел тест на внешний вид. И дело тут не в физической красоте и не в вещах от известных марок. На "моего" человека просто должно быть приятно смотреть. Он должен уметь вытаскивать из того, что дал ему Бог, самое лучшее. Собственно говоря, глянцевые журналы и учат тому, как правильно распорядиться тем, что у вас есть. А сотрудники L‘Officiel должны нести специальный месседж. И всегда выглядеть на все сто, что они и делают.

Эвелина Хромченко:

И все же, существует ли какая-то форма одежды (слишком короткие юбки, слишком открытые топики), на которую главный редактор смотрит осуждающим взглядом школьной дамы?
– Стиль – это личное дело каждого. Но редакция – это не ночной клуб. Правда, у меня пару месяцев продержалась секретарь, которую я принимала на работу в идеальном деловом костюме и которая, осмелев от спокойной атмосферы редакции, каждый день избавлялась от какой-нибудь части гардероба. Когда дело дошло до обнажения ее третьей татуировки, расположенной в самом рискованном месте, я все же решила, что ей будет лучше устроиться секретарем к какому-нибудь рок-музыканту или продавцу мотоциклов.

Кстати, о том, где строгость переходит в… маниакальность. Вам нравится книга «Дьявол носит "Прада"» – про жизнь редакции известного глянцевого журнала?
– Я купила ее, как только оригинальная версия появилась в продаже. Прочла в самолете из Нью-Йорка и отдала своей ассистентке. Она прочитала ее и сказала: "Да эта главная героиня-секретарша – чистая дура. Она ничего не умеет делать и плачет потому, что ее за это наказывают". Я солидарна с ее мнением.

– Какими же качествами, помимо умения мастерски терроризировать своих ассистенток, по-вашему, должен обладать главный редактор L‘Officiel?
– Вкусом, мозгами, быстротой реакции и массой других талантов, включая воловье терпение и огромную трудоспособность. Может быть, кое-кому и кажется, что мы пьем шампанское с утра и едим икру на ланч, а потом еще полдня наносим макияж и делаем маникюр. На самом деле это, конечно, не так. Я могу себе позволить прийти в тренажерный зал только в 10 вечера. Так что домой я теперь возвращаюсь, по моим меркам, рано – в полпервого. У меня не бывает праздных суббот и воскресений – в эти дни назначаются неформальные встречи и пишутся мои собственные статьи. Праздники – это вообще не моя тема, они мне очень работать мешают. Обожаю вытолкать сотрудников из офиса под предлогом праздника и, наконец, переделать все дела без постоянных телефонных звонков. А в длинном "полноценном" отпуске я бы, наверное, со скуки умерла.

Эвелина Хромченко:

– При таком объеме работы вам удается отлично выглядеть. Есть какие-то суперсекреты?
– А я упрямая и работаю над этим. Для меня внешний вид – это тоже работа, потому что в моей профессии скромный объем крайне важен. Я – главный редактор большого журнала моды и должна транслировать всем читательницам уверенность в том, что они тоже смогут быть какими захотят.

– А вам не надоела ваша работа? Говорят, место дислокации нужно менять раз в три года…
– Ну и пусть говорят. В журналистике я начала работать в 16 лет. И продолжаю получать от этого удовольствие. Кроме того, я могу не только писать и редактировать, я могу работать арт-директором, заниматься графикой, делать иллюстрации и коллажи. Снимать фэшн-истории. А главное, направлять своих сотрудников к большой цели, которую я весьма четко вижу. Мне везет на сотрудников. Я трачу очень много времени, чтобы развить их скрытые таланты. И, собственно, вижу в этом одно из своих предназначений.

– Скрытые таланты увидеть дано не всякому. Вы, похоже, не только главный редактор, но еще и экстрасенс?
– Знаете, я не верю во всю эту ерунду, но в свое время, когда я была радиожурналистом на первом канале, меня отправили в командировку в Питер, в НИИ механики и точной оптики. Так оно, кажется, называлось. Это было время, когда начались все эти истории с Кашпировским и Лонго. Очень серьезные ученые изучали людей с паранормальными явлениями, которые съезжались туда со всей страны. Человека обклеивали разнообразными датчиками. И получали результат. Когда я брала интервью, то поставила на стол два диктофона и объяснила, что часто одно из записывающих устройств отказывает. Поэтому и держу другое – для подстраховки. Шеф кафедры, с которым я беседовала, предложил мне пройти тест, и был поражен результатом. Сказал, что я должна пожертвовать свое время науке и пройти еще один этап обследования. Рассказал, что есть люди, чье биополе удивительным образом действует на машины и механизмы. Что некоторых из-за этого даже в космос не посылают. И я – как раз из числа таких… Но поскольку я человек, который не очень верит в паранормальные явления, и в космос я тоже лететь пока не собираюсь, я просто взяла у этого ученого интервью и сделала о нем передачу.

– А в магию цветов вы верите?
– Конечно. Я знаю, что при помощи платья, например, можно полностью изменить женщину. Этому факту не требуется объяснения. Потому что это данность. Я уверена, что в стране, где доминирует женское население, к вопросу о том, счастлива женщина или нет, нужно подходить с большей заботой, нежели подходят у нас. По большому счету, вопрос о новых туфлях и новом платье, через несколько звеньев цепочки, – это вопрос экономической политики нашей страны. Женщина хорошо работает только тогда, когда она счастлива. Любая женщина в любом возрасте должна чувствовать себя красивой, и это залог ее позитивных достижений в любых направлениях ее деятельности. Один маститый литератор как-то сказал мне: "Зачем моей жене вечернее платье? Куда она в нем пойдет?" Я считаю, что мужчина, который задается такими вопросами, недостоин своей жены. Это не его дело, что она будет делать с платьем – его дело ее этим платьем обеспечить…
Вообще, все наши мечты, особенно связанные с модой, должны осуществляться вовремя. Представьте себе ситуацию: женщина отправляется в магазин и покупает себе старомодные туфли. Почему? Да потому, что она выполняет свое вчерашнее желание. Она хотела туфельки как у Маши из третьего подъезда. Полгода хотела. Да все были какие-то другие расходы. Недосуг было. И вот, наконец, собралась. Только одного не учла – что они уже вышли из моды.

Надо людей приучать думать о завтрашнем дне. Ответственнее относиться к покупке обуви, одежды. Почему-то, перед тем как приобрести технику, мы тщательно изучаем весь модельный ряд, соотносим цену и качество. А отправляясь за очередными туфельками, ленимся заглянуть в глянцевый модный журнал.
На себе экономить нельзя. И откладывать на черный день тоже. Если на отложенные на черный день сбережения купить туфли своей мечты, то черный день может никогда не наступить …

– Эвелина, ваш журнал всегда в курсе всех модных новинок. И вы, как его главный редактор и креативный директор, должны быть в курсе не только того, что сейчас модно носить, но и что принято готовить, как обставлять квартиру, чем увлекаться, куда ездить отдыхать?
– По поводу готовки. Все сейчас озабочены проблемой лишнего веса. Модно готовить те блюда, от которых не полнеешь. Мой заместитель придерживается системы питания по Монтиньяку, наш редактор красоты считает, что есть можно все, только в маленьких количествах. Редактор моды предпочитает ограничивать себя в мучном, сладком, остром, соленом и жирном. Да, это тема в редакции такая… живая. Наши стилисты едят все. Потому что это два таких растущих организма. Двухметровые широкоплечие парни 17 и 18 лет.

– Они не считаются с тем, что женский коллектив вынужден постоянно отказывать себе во вкусненьком?
– Думаю, они просто об этом не задумываются. А наш технический директор, дядя с окладистой бородой, предпочитает худеть по церковному календарю. Дизайнеры и фотоотдел плюют на всякие диеты, потому что им повезло с телосложением...
Что касается того, как обставлять квартиру, то это дело очень индивидуальное – я лично сейчас снимаю квартиру и поэтому очень положительно отношусь к универсальным решениям "Икеа". Потому что они помогают часто менять пространство вокруг себя. Это здорово бодрит. Сделать перестановку в квартире правильнее, нежели красить волосы в другой цвет или менять мужа.

По поводу хобби. В последнее время люди стремятся к адреналиновым развлечениям: прыгать с парашютом, заниматься рафтингом, кататься на горных лыжах. Но могу сказать, что вышивание крестиком не перестало успокаивать, а вязание – расслаблять. И мода тут не при чем. Мне жалко людей, которые подвергают свое личное пространство испытанию модой. Я вот считаю, что курорт становится модным тогда, когда я на него приехала, а не наоборот.

Эвелина Хромченко:

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...