22 апреля 16:00
0

8 неудобных вопросов и бескомпромиссных ответов о российских дизайнерах

Не знаем, как вы, а мы до сих пор не можем определиться в том, как же все-таки нам относиться к российским дизайнерам, поэтому решили обратиться к профессионалам.

Не знаем, как вы, а мы до сих пор не можем определиться в том, как же все-таки нам относиться к российским дизайнерам. С одной стороны, хочется поддержать хоть что-то made in Russia, с другой – не хочется покупать втридорога вещи, которые напоминают ранних Versace или Roberto Cavalli, а то и прямо цитируют позапрошлую коллекцию Alexander Wang или Céline (и это, как вы понимаете, в лучшем случае!). А тут как раз подошли к концу наши недели моды, сезона осень-зима 2014/2015, и мы решили не откладывать наши сомнения в долгий ящик: задали терзающие нас вопросы профессионалам – людям, которые давно варятся в fashion-соку, и получили ответы – развернутые, бескомпромиссные, возможно, где-то и в лоб, но зато честно и за дело!

Знакомьтесь, наши эксперты:

6c937933024f97638712702ee144c3bee1388dca

Владимир Славский

Владимир Славский

_ Кто:стилист-модельер, режиссер-постановщик fashion show и креативный директор Demurya Haute Couture_

0dcbeedf01a98c9d5011007d15be9019e417abc9

Катя Инберг

Катя Инберг

_ Кто:художник, стилист, хозяйка AUroom Clothes Store_

B610389a9cfcdd908ea340ea671a1a60e2c48bf7

Алексей Пантыкин

Алексей Пантыкин

_ Кто:персональный стилист_

Насколько сильно российские дизайнеры зависят от покровителей?

Владимир:

«У нас в стране самостоятельных дизайнеров очень мало. 80% подавляющего большинства частично или полностью зависят от финансовых вложений покровителей и людей со стороны. Такие бренды, как Ulyana Sergeenko и a' la Russe, из сезона в сезон выпускают достойные коллекции, но все это благодаря огромным затратам на производство и грамотному PR».

Катя:

«Зависят! Нет, есть, конечно, и молодые ребята, которые пробиваются сами, и, наверное, их покровителями являются высшие силы. Взять хотя бы Кирилла Минцева. Он сам добился того, чтобы о нем заговорила вся Москва».

Алексей:

«Почти полностью. Мало кто может организовать серьезный бизнес. Не только из-за отсутствия знаний и опыта, но часто из-за неимения возможности или просто нежелания даже нанять кого-то для развития бизнеса. Большинство предпочитает работать как ателье, а тех, кто работает в промышленных масштабах, можно пересчитать по пальцам. Когда приходит время делать сезонную коллекцию, многие дизайнеры рассчитывают зачастую лишь на покровителей и их финансовую помощь. Последующие единичные продажи едва ли отбивают затраты. Медленно, но картина меняется. Чему-то все-таки мы учимся».

Есть ли у нас по-настоящему талантливые дизайнеры, которые могли бы при удачном стечении обстоятельств и должном финансировании конкурировать на международной арене?

Владимир:

«Конечно же, есть. Антон Галецкий, например. В обеих его коллекциях отчетливо видно авторство. А то, что о нем написали практически все топовые европейские fashion-порталы, говорит о том, что у этого дизайнера большое будущее».

Катя:

«Да, есть! Есть гениальные ребята с художественным образованием, но отсутствием средств и связей на продвижение или тупо на создание коллекции. Таким, чтобы о них заговорили, нужно просто «попасть в тусовку», и вперед. В одиночку пробиться сложно».

Алексей:

«Сложно сказать. Обычно талантливого, ни на кого не похожего дизайнера замечаешь довольно быстро. Шанс дается каждому, и заявить о себе, если тебе действительно есть что сказать, не помешают ни финансовые, ни другие обстоятельства. Профессионалы должны заметить и оценить потенциал даже по тем вещам или коллекциям, которые созданы без особых инвестиций и привлечения внимания. Другой вопрос, что из-за отсутствия индустрии, какой-то программы поддержки начинающих дизайнеров мало кто из них может работать в принятой системе с регулярной подготовкой сезонных коллекций, маркетинговыми исследованиями, своевременными поставками и дистрибуцией. В России легкая промышленность давно загублена и в ближайшее время не появится, поэтому конкурировать в мировых масштабах просто не удастся. Речь может идти не о конкуренции, а о попытке скромно заявить о себе на Западе и занять свою нишу».

Есть ли у российских дизайнеров свой взгляд или же все, что они представляют на наших неделях моды, – чьи-то чужие переработанные идеи?

Владимир:

«Если отвечать совсем правдиво, то вышеупомянутые 80% российского дизайна – это чьи-то "позаимствованные" и/или переработанные идеи. Возможно, не из прошлых сезонов, но прошлых 10-летий, – факт остается фактом. Такая неутешительная тенденция лишний раз подчеркивает то, что у нас в стране очень мало художников».

Катя:

«Не хочу называть имен и фамилий, но в нашей fashion-индустрии достаточно откровенного копирования, которое все так любят называть "вдохновением". Ну, знаете, как обычно говорят: "Вдохновившись последней коллекцией бла-бла-бла, мы создали …". Бред! Однако на фоне бесталанного большинства с бездонными кошельками и связями есть и "творцы". Иногда хочется взять огромное сито и все, как муку, просеять, чтобы остались зерна, достойные прорасти, ведь за ними будущее.

Другой вопрос, хочет ли этого потребитель?! Сейчас есть масс-маркет – хороший продукт для зарабатывания денег, а на творчестве далеко не уедешь, ведь не каждый готов носить авангард».

Алексей:

«Исторически сложилось, что Россия выступает в моде адептом, а не законодателем. Но дело даже не в этом, а в том, что в этой сфере творчества очень тяжело найти то, что сделает тебя узнаваемым и уникальным – столь разнообразна индустрия. И если это удается, то перед нами точно большой талант. Таких единицы. Потенциал может и есть у кого-то, но его нужно развивать, чтобы достойно реализовать себя, а в этой стране это едва ли удастся».

Почему у нас в первом ряду вместе с профессионалами сидят «непонятно кто»?

Владимир:

«Ни для кого не секрет, сколь коррумпирована наша Матушка Русь. К сожалению, продажна и мода. Для дизайнеров перед показом важно не увеличить продажи, а собрать зал. Кто будет в первом ряду – не имеет значения. Главное, чтобы пресса о них написала. Поэтому и зовут кого не попадя. "Знаменитости", тоже хороши. Вместо того чтобы прийти-поддержать, кругом ищут выгоду. "Я, конечно, приду на показ, но вы мне должны подарить кучу подарков, потому что я it-girl и про меня все напишут". Вот такое взаимное самолюбование получается. А байеры? Да их у нас просто нет…»

Катя:

«Честно?! Весь это псевдо фЭшн мир – огромный мыльный пузырь, в котором сидят все в очках. В темных очках на неделе моды. Скажите, там что, солнце светит?! Мы не на улице, Алле! Снимите очки – посмотрите на моду открытыми глазами, ужаснитесь и начните, наконец, спонсировать талантливых дизайнеров, а не блокировать их какими-нибудь юбочками в цветок».

Алексей:

«Это зависит всецело от дизайнера, на чей показ собирается публика. Если он или она знает, кого хочет видеть в первых рядах, то дальше только вопрос организации».

Ea8cea38dc8aad57ba26236dde7608646c37c0f8

Гости Недели моды в Москве

Почему показы многих российских дизайнеров превращаются в голубой огонек?

Владимир:

«Ох, это самая наболевшая тема. Сердце кровью обливается при виде на подиуме звезд эстрады и "фабрикантов". Это такой своеобразный PR-ход, наверное, для привлечения телевизионной аудитории к якобы "высокой" моде. Для меня тот колхоз и балаган, который устраивают на неделях моды Shiyan с Yanastasia – дикость. И звездам, мне кажется, должно быть просто стыдно в этом участвовать».

Катя:

«"Голубой" и в прямом, и переносном смысле… Зачем?! Чтобы поднять рейтинг бренда, конечно. Ведь, что скрывать, все мы ведемся на звезд…»

Кто покупает коллекции российских дизайнеров? Изменятся ли продажи из-за колебания курса валют и поднятия цен на вещи иностранных дизайнеров?

Владимир:

«Я уже год на посту креативного директора русско-французского бренда, а потому могу не голословно сказать, что для дизайнеров, которые выпускают несколько линий и показывают хороший дизайн, продажи сейчас возросли, потому как их ценовая политика такая же, как и у масс-маркета, а качество и ассортимент выгодно отличается. С повышением курса на EURO закупочная цена на масс-маркетовские европейские бренды возросла на 25%, вследствие чего одежда подорожала и в розничных магазинах. Мы же производим и продаем в рублях, поэтому колебания на валютной бирже нам на руку».

Катя:

«Из чувства патриотизма, наверное. Сейчас это модно. Но цены на наших дизайнеров порой неоправданно высоки, а качество, к сожалению, оставляет желать лучшего… Но это уже камень в огород производства».

Алексей:

«Русских дизайнеров в первую очередь покупают там, где они, как ни парадоксально, продаются и где их знают – в России. Популярны те, которые делают что-то непохожее на других, но при этом стоящие дешевле, чем их западные коллеги. Иначе не все понимают, почему некоторые русские дизайнеры стоят так дорого (хотя на это могут быть объективные причины). В Интернете, во всяком случае, интерес к ним не уменьшается. Недавно десяток русских дизайнеров впервые был представлен на сайте Moda Operandi. Благодаря его авторитету клиенты сайта заказали на солидную сумму вещей у тех, чьи имена они даже не слышали».

0b03301dcc4109114462061977b16448b874b6a3

Платье Vika Gazinskaya в интернет-магазине Moda Operandi

Что значит дизайнер по-русски? Можно, например, назвать дизайнером человека, который выпустил коллекцию футболок?

Владимир:

«Однозначное НЕТ! Запринтованную футболку может придумать любой, кто хоть чуточку соображает в трендах, но называть такого "гения" дизайнером – кощунство!»

Катя:

«По сути, любая работа с вещью, любой hand made – это уже дизайн. Но есть дизайн от кутюр, а бывает и от х*юр. Делаем футболки-толстовки, чтобы зарабатывать на этом?! Окей! Только вы бизнесмен, ну или дизайнер принтов, если хотите. Дизайном одежды занимаются Карцев, Малыгина, Ахмадулина. Они не тупо клепают узоры на ткань, но экспериментируют с материалом и кроем. А эти пустые толстовки и майки наверняка все закупают в одном месте».

Алексей:

«У нас профессия дизайнера девальвировалась. Она стала сродни женскому рукоделию: непыльное занятие, не требующее усилий, да еще и связанное с одеждой или украшениями. Так о ней думают 90% новоиспеченных дизайнеров. Ни о каком профессионализме речи быть не может. Отсюда и появление "коллекций" футболок или каких-то украшений или аксессуаров, которые обманчиво кажутся более доступными в создании».

Насколько беспристрастны наши журналисты в освещении российских недель моды или все зависит от взаимоотношений с дизайнером?

Владимир:

«К сожалению, в большинстве своем многое зависит от связей. Важно, с каким СМИ ты дружишь и кому платишь. Щедрые фуршеты и автепати – тоже своеобразный подкуп журналистов. Хотя есть где-то процентов 30 честных изданий, которые всячески стараются продвигать молодые таланты».

Катя:

«Да, знаете, у нас все говорят о какой-то свободе слова, а на деле что?! Здесь сказали, тут прикрыли».

Алексей:

«Личные отношения всегда и везде играют важную роль. Даже если ты объективный критик, то, говоря о показе человека, с которым ты в дружеских отношениях, всегда можно смягчить углы, не теряя объективности. Но вопрос не очень корректен относительно российских недель моды в силу нескольких вещей: во-первых, модная пресса, которая у нас есть, – это лишь глянцевые журналы и сайты. Они, как правило, не пишут плохого. Во-вторых, профессиональных критических обзоров показов у нас нет, они здесь не нужны и ни на что не влияют. Те же, кто пытается писать обзоры, это в основном авторы собственных блогов. Тут их разнообразие колеблется от, мягко говоря, полного дилетантизма и безграмотности до вполне профессиональных заметок тех, кто имеет отношение к моде уже много лет. Существование модной журналистики всецело связано с индустрией: на каком этапе развития находится одна, на том же и другая».

Владимир:

«Я совсем не хочу сказать, что не доволен российской fashion-индустрией. Бывают же и хорошие моменты, культивируя которые, мы в состоянии изменить модный мир в России к лучшему».

Фото:S-L, mfw.ru, mercedesbenzfashionweek.ru

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...