23 октября 2018 00:30

От Кабаевой в Balmain до андрогина в объятиях Кроуфорд: самые резонансные обложки глянца

Осень этого года стала одной из самых насыщенных по ярким обложкам российских журналов — чего стоит только последняя фотосессия перед закрытием издания SNC с обнаженной Ульяной Сергеенко или октябрьский Tatler с Данилой Козловским и Ольгой Зуевой, расставляющий все точки над «i» в их романе. На фоне таких смелых решений редакция WMJ.ru вспоминает о других наиболее знаковых мировых обложках журналов, которые повлияли на мир глянца.

Glamour, август, 1968 год

Это обложка августовского журнала Glamour, который в 1968 году скупали со всех прилавков. Его лицом стала чернокожая девушка — впервые в истории глянца. Ею была Катити Киронд — прекрасная студентка Гарвардского университета, которую не устраивало быть черной в очень белом мире. Катити интересовалась миром моды, а когда узнала, что в ее университете проводят конкурс «Стильные девушки колледжа», просто не могла пройти мимо.

Благодаря своей харизматичности и красоте девушка одержала победу, что позволило ей появиться на обложке. Естественно, красавица незамеченной не осталась и продолжила работу с такими крупными модными брендами, как TJ Maxx и Laura Ashley, а после вернулась в Гарвард, чтобы преподавать первый в университете fashion-класс «Введение в моду».

Harper’s Bazaar, апрель, 1965 год

Обложка, которая позже стала символом 60-х. На ней изображено лицо культовой модели Джин Шримптон — она выглядывает из вырезанного в розовом картоне круга. Это стало отсылкой к шлему космонавта и теме космической гонки, которая в то время разгорелась между СССР и США.

Таким образом Harper’s Bazaar одним из первых модных журналов попытался сказать, что мир моды не ограждает себя от политики и общественных событий, а находится с ними на одной волне.

Vanity Fair, август, 1993 год

Синди Кроуфорд — удивительная модель, которая за свою карьеру появилась на 600 обложках. Наиболее известными оказались фото для журнала George, где Синди предстала в образе Бенджамина Франклина с открытым животом, и более ранняя — для журнала Vanity Fair, снятая фотографом Хербом Ритцем.

Вместе с Синди на одном фото предстала самая популярная кантри-певица тех времен и звезда с андрогинной внешностью Кэтрин Дон Лэнг. На провокационной обложке модель бреет певицу.

Мы много смеялись. Я впервые в жизни брила кого-то! А Киди пела нам весь день. Было очень круто!

— вспоминает Синди Кроуфорд.

С этой обложки Vanity Fair началась мода на так называемый lesbi-chic — строгий стиль одежды для девушек с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

GQ, февраль, 2003 год

Отправной толчок, после которого излишний фотошоп в глянце начали порицать и считать моветоном, произошел в 2003 году. Тогда журнал GQ буквально перекроил тело Кейт Уинслет. И, быть может, никто ничего не узнал бы, однако Кейт — одна из немногих актрис Голливуда, которая активно пропагандирует натуральность.

Тогда девушка заявила:

Эти фото не имеют ничего общего с моим изображением. Ретуширование было чрезмерным. Я не просто не выгляжу так, но и не желаю так выглядеть!

Уинслет также призналась, что не хочет быть лицемеркой и делать вид, что якобы потеряла 15 килограммов в весе.

LOVE, февраль, 2009 год

Задумывалась ли ты, кто впервые массово начал популяризировать феминизм, бодипозитив и неформальность одновременно? Конечно, главный редактор британского LOVE Кэти Гранд, которая на обложку своего журнала в 2009 году поставила обнаженную вокалистку инди-группы Gossip Бет Дитто.

Артистка не отличалась скромными формами, да и ее яркий образ добавлял провокационности фотографии. Плюс ко всему Бет выступала за права женщин и была открытой лесбиянкой.

Обложка нашла большой отклик у аудитории, а произведенный на людей эффект не прекращается и по сей день. Достаточно просто открыть ленты Instagram и ввести хештег «бодипозитив».

Российский Vogue, январь, 2011 год

Когда после сенсационного ухода бессменного главного редактора российского Vogue Алены Долецкой пришла ее коллега из Tatler Виктория Давыдова, с отечественной версией журнала произошла резонансная история.

Выпущенный Викторией январский номер оказался одним из самых неоднозначных. На обложке предстала спортсменка, политик, телеведущая, а по совместительству одна из самых таинственных личностей российского шоу-бизнеса Алина Кабаева.

Но самое странное было даже не в выборе модели, а в том, в чем она красовалась на обложке. На Алине было то самое платье от Balmain из коллекции осень-зима — 2010/11, которое до этого уже побывало на страницах мирового глянца аж семь раз! Для журналов подобного уровня это считается не только дурным вкусом, но и элементарным плагиатом.

Некоторые полагают, что без скандалов и постоянных светских перипетий мир моды и глянца просто не может существовать, поэтому такие неоднозначные обложки часто идут только на пользу изданиям и поднимают продажи до невообразимых уровней. Так что мы затаили дыхание в ожидании новых провокаций любимых журналов.

Подписывайся на страницы WMJ.ru в Одноклассниках, Facebook, ВКонтакте, Instagram и Telegram!

Фото: открытые интернет-источники