«Я снимаю те фильмы, которые мне хочется!» МЫСЛИ ВСЛУХ Павла Лунгина

Известный режиссер готовится отпраздновать свое шестидесятилетие, рассуждает о своем фильме «Царь» и вспоминает Олега Янковского.
Павел Лунгин

Хуже всего считатьсебя гением. Когда доходишь до определенного возраста,понимаешь, что уходит ощущение реальности. Главное – не терять это чувство, нестановиться творцом. Это самое страшное, что может случиться с человеком.

Клинт Иствуд стал снимать хорошие фильмы после 60 лет. С каждымгодом его картины становятся только лучше. Чтобы продолжать снимать фильмы и в70, нужно просто делать свое дело.

Я много хулиганил, когда начинал снимать кино. Потом повзрослели перестал. Теперь я хочу только просто создавать, изучать людей, темы, которыеменя интересуют. Мои фильмы до сих пор иногда называют наивными.

Мне хватило одногосценария, чтобы заняться режиссурой. Это был сценарий«Такси-блюз». Написав его, я понял, что небыть мне драматургом. Сценарий – это ведь нечто универсальное и прикладное, ондолжен быть понятен режиссеру. Мои сценарии такими не были.

Многие снимают какнадо , как правильно:правильные планы, правильная постановка кадров, профессиональное построениедиалогов. А есть такие режиссеры, как Михалков, Звягинцев,Герман, Балабанов, Кира Муратова. Они создают картину не из кадров, а изхудожественных высказываний.

Я очень люблюактеров. Жалко, когда они снимаются в недостойных вещах. Когда я работаю на площадке, мне оченьважны отношения в съемочной группе. В Америке, например, режиссер вообщеникогда не подходит к актеру. Если ему не нравится, как играет актер, оннанимает тренера. У нас режиссер и есть этот тренер.

Павел Лунгин

Уход Янковского былнеожиданным. Абсолютно непонятнобыло, что он болен. Он и сам этого не понимал. Мы работали много, работаливесело. Он чувствовал себя хорошо, как ни странно. Болезнь эта началась ужеглубокой осенью и так чудовищно и скоропостижно развилась. Мы строили планы набудущее, ни он, ни я даже не моглипредположить такое…

Есть актеры, а есть Олег Янковский. Смотришь, как он играет роль, и не понимаешь, как он это делает. Хотяты профессионал, ты режиссер, ты все понимаешь в актерскойпрофессии, но такую игру, такой дар понять не можешь. Я получал истинноенаслаждение, наблюдая, как он работает над ролью.

Конечно, я многораз смотрел «Ивана Грозного» Эйзенштейна и представляю себе, в какой ситуации делался этотфильм. Это был госзаказ Сталина во время войны, и режиссер, конечно, мог тольковоспевать царя. Думаю, что ему не очень хотелось это делать.

Я считаю, чтосерьезные фильмы тоже могут зарабатывать деньги. Коммерческий фильм – это не жанр, не обязательно форматировать дляэтого сценарий. Во всяком случае, весь мир этого не делает.

Мамоновпоразительно схож с Иваном Грозным. Не столько внешне,конечно, сколько внутренне. Такая внутренняя сила заключена в Мамонове… И с техпор, как я провел эту параллель, я все больше убеждался, что не ошибся исценарий «Царя» постепенно складывался у меня в голове. К концу съемок«Острова» я уже знал, что следом будет «Царь».

Так или иначе, этофильм о царе и о власти. Все, что происходит в фильме, – споры о власти. Царь – главное российскоепонятие, мне кажется…

Расскажите друзьям

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...