4 февраля 2018 08:54

Изнасилование, домогательства и автокатастрофа: Ума Турман сделала откровенное признание о карьере в Голливуде

Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
1 / 15
Arrows-left
Arrows-right
Reload
Ума Турман присоединилась к известным актрисам. обвиняющим голливудского продюсера Харви Вайнштейна в домогательствах, и рассказала о том, как в Голливуде унижают женщин.

Ума Турман, снявшаяся в нескольких фильмах, спродюсированных Харви Вайнштейном (в том числе в «Криминальном чтиве» и «Убить Билла»), рассказала The New York Times свою непростую историю успеха в кинобизнесе. В частности, она призналась, что в 16 лет ее изнасиловал актер, который был на двадцать лет ее старше:

Я была тогда чрезвычайно покладистой. Я пыталась сказать «нет», кричала, делала все, что можно. Он сказал, что дверь заперта, и я даже не попробовала ее открыть. После такого становишься или еще более сговорчивой, или менее. Я стала менее.

Во время работы над фильмом Квентина Тарантино «Криминальное чтиво» Турман пришлось много общаться с продюсером Харви Вайнштейном, отношения с которым в итоге вышли за рамки деловых. Однажды в одном из лондонских отелей Вайнштейн толкнул Турман на кровать, попытался залезть на нее, обнажился «и делал всевозможные неприятные вещи». Актриса уверяет, что выбралась из-под него, «как ящерица», а на следующий день продюсер прислал ей огромный букет роз и похвалил за «отличные инстинкты».

Также Ума Турман рассказала о предательстве Квентина Тарантино, музой которого она считается. На съемках «Убить Билла» режиссер потребовал, чтобы за руль сел не каскадер, а сама Турман. Машина была не до конца исправна, но он настоял на своем. В итоге актриса попала в аварию, после которой боялась, что не сможет ходить, так как у нее были повреждены шея и колени. Когда Ума потребовала от студии Вайнштейна предоставить ей запись дубля, во время которого случилась авария, ей отказали.

Когда они ополчились на меня после аварии, я почувствовала, что я больше не коллега и не артистка, а поломанный инструмент. <...> У меня ушло 47 лет на то, чтобы перестать называть плохое обращение со мной любовью. Так долго — потому что, как мне кажется, нам еще в детстве внушают, что жестокость и любовь каким-то образом связаны. Это эпоха, которую нам надо перерасти.

Подписывайся на страницы WMJ.ru в Одноклассниках, Facebook, ВКонтакте, Instagram и Telegram!

Фото: Globallookpress, Кинопоиск