10 октября 14:02
0

Не до сМЕХА: самые главные «за» и «против» натурального меха

Половина девушек уже выстроилась в очереди магазинов, чтобы стать обладательницами роскошных шуб. А как менялись на протяжении веков мода на натуральный мех и отношение к нему?

Середина осени уже не за горами, а там и до зимы рукой подать. А это значит, что добрая половина девушек уже выстроилась в очереди магазинов онлайн и офлайн, чтобы стать обладательницами самой роскошной шубы, прямо как на показах осень-зима 2013/2014 с иностранных подиумов (например, Roberto Cavalli или Fendi). Но! Если вы спросите несколько своих знакомых на предмет их отношения к натуральному меху, то точно услышите самые разные точки зрения: кто-то будет восхищаться мехом и с придыханием рассказывать вам о том, что мечтает о соболиной шубе до пят, кто-то скептически пожмет плечами, кто-то высмеет первую категорию «соболиных фанатов», а с ними и ставшую уже хрестоматийной норковую шубу-халат, а кто-то резко напомнит вам о том, что мех – это никакая не роскошь, а жестоко убиенные животные, которые страдают из-за корыстного человеческого безразличия. Сколько людей – столько и мнений, и натуральный мех всегда собирает самые радикальные из них. И так, кстати, было во все времена существования меха в истории моды, которая отсчитывается даже не тысячелетиями, а десятками тысяч лет. В общем, как вы уже поняли, мы решили рассмотреть этот вопрос со всех сторон, чтобы выяснить, стоит ли «гринписовцам» закидывать шубы гнилыми помидорами.

Мех у истоков цивилизации

Мех – возможно, самая старая одежда в истории человечества. Меховые шкуры животных носили еще первобытные люди, обитавшие на европейском континенте около 100 000 лет назад. В античной Греции и Риме мех не пользовался успехом, и на их территории он впервые вошел в употребление только после завоевания Европы варварами. В эпоху средневековья меховые изделия носили только вельможи и богачи, а самым дорогим и ценным считался мех горностая и куницы. Ключевым для меха стал XVI век – время развития торговли, которое и сделало его одним из самых драгоценных материалов наряду со специями и золотом. Правда, носили в это время мех, в основном, лишь мужчины… А вот в XIX веке мех являлся индикатором не только положения в обществе, но и возраста: его выбирали придирчиво и носили только по особым поводам.

В XX веке мех стал объектом дизайнерского интереса: в начале 1900-х годов Жанна Пакен и Поль Пуаре начали включать в свои коллекции не просто меховую отделку, а полноценную верхнюю одежду из меха. Авторству Жанны Пакен принадлежит особый способ обработки меха, позволяющий сделать его более мягким и приятным на ощупь (это нововведение французского модельера оценили модницы того времени), в то время как Поль Пуаре в 1917 году подарил нам меховой воротник, чтобы носить его поверх платьев и пальто.

Меховой бум 1900-х годов был обусловлен еще и развитием производства первых автомобилей. У этих машин верх был открытым, и теплая одежда для передвижения была просто необходима – ею стали шубы из енота, которые носили в начале XX века и мужчины, и женщины. Популярность именно этого меха не угасала до 30-х годов – вплоть до Великой Депрессии.

A204cfc2578ec92c9f23f30089540ca3fdbb352e

Эскизы меховых изделий, 1914 год

84cabb9940c24f7a342b3beaf63fcd8c0f2b303b

Жанна Пакен

Голливудский шик и новые технологии

В 1920-е годы шубы приобрели тот силуэт, который активно тиражируется и сегодня: приталенный прямой крой пальто с вертикальными полосками меха, широкий воротник и расширяющиеся книзу рукава. До начала 60-х годов именно этот силуэт оставался на пике популярности, но вид меха менялся: в 1930-е годы на смену еноту пришла лиса. Шуба с длинноворсным пушистым мехом, как у икон стиля того времени Мэй Уэст или Лили Дамиты, считалась верхом роскоши и голливудского шика. Военное время изменило экономическую ситуацию во всем мире, и спрос на натуральный мех и изделия из него резко упал, но ненадолго: в 40-е годы торговля мехом вновь стала набирать обороты, спровоцировав то, что можно было бы назвать «феминизацией меха». Производители шуб начинали ориентировать свое предложение на средний класс, а именно на домохозяек, которые после войны не могли позволить купить себе шубу самостоятельно, но ждали ее как подарок от мужа.

В последующие годы шубы только укрепили свои позиции в ассортименте верхней одежды, а для их производства начала активно применяться норка – один из самых универсальных и «выносливых» видов меха. Дизайнеры стали осваивать различные способы обработки меха: его красили, выщипывали, фигурно подстригали и комбинировали с другими видами меха и материалов – натуральной кожей, денимом и трикотажем. Меховое производство достигло своего пика, чтобы в 80-х наткнуться на серьезное препятствие: морально-этические нормы по отношению к животным, о которых хором заговорили в США и Западной Европе.

Натуральный мех – это роскошь или все же жестокость?

В 1980 году в США появилась первая в истории человечества организация, борющаяся за права животных, под названием «Люди – за этичное отношение к животным» (People for Ethical Treatment to Animals, или РЕТА). За время своего существования РЕТА прославилась громкими рекламными кампаниями с обнаженными звездами и моделями под лозунгом «Я лучше выйду на улицу голой, чем надену мех». В 80-е годы натуральный мех попал в опалу, и масштабы ее оказались огромными: отказ от жестокого обращения с животными пропагандировали по телевидению, радио и на лекциях в университетах, об этом писали книги и снимали фильмы. Все больше известных людей подключались к антимеховому движению. Эта ситуация заметно форсировала производство искусственного меха, и в 90-е годы он начал догонять по популярности натуральный. Эта тенденция на фоне стремления людей к сознательному потреблению и причинению как можно меньшего вреда природе продолжается и сейчас. Но общемировой ее не назовешь: пока одни страны ограничивают производство меха, другие, как Китай, Канада и Россия, его лимитировать не торопятся.

60039a90ae391547f7b797d700d9f2e5b47ace32

Саманта в сериале «Секс в большом городе»

У каждого лагеря по-прежнему остаются сторонники. «В нашем мире, питающемся мясом, мире, употребляющем кожу для создания обуви и одежды, дискуссии о мехе – детский лепет», – возмущается словцом Карл Лагерфельд. «Люди в мире моды просто не хотят ничего слышать, у них нет сердца. Иначе как они могут использовать мех и кожу? Сейчас меху нет никакого оправдания», – отвечает если не лично Карлу, то ему подобным дизайнерам Стелла Маккартни. На чьей стороне ринга займете место?

Фото:Alloverpress.ru

0
Комментариев
Интересное в сети
Passion и Letidor
Новости партнеров
Новости партнеров
Загрузка...