Загрузка ...
2 октября 14:30
10 мин.

«Никогда не стану Табаковым»: Чепурченко — об актерской карьере, постельных сценах и детях

Эксклюзивно для WMJ.ru
27 сентября в эфир телеканала СТС вышел новый сезон «Форт Боярда», одним из участников которого стал Вячеслав Чепурченко. В беседе с WMJ.ru актер рассказал об участии в шоу, фобиях, актерской карьере и личном.
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
1 / 18

Вячеслав Чепурченко на презентации нового сезона СТС

Фото: пресс-служба телеканала СТС

WMJ.ru: Во время участия в «Форт Боярде» вы скорее побороли фобии, которые были у вас раньше или приобрели новые?

Вячеслав Чепурченко: Я, наверное, самый скучный из всех героев, потому что у меня фобий как таковых не было. Да, мне неприятно брать в руки змею, паука, потому что я не делаю этого каждый день и не сделал бы это с удовольствием. При этом, фобий у меня это не вызывало и для дела я готов был этим заниматься. Когда мы заполняли анкеты с фобиями, у меня везде стоял прочерк: ни высоты, ни воды, ни всяких гадов не боюсь. Поэтому я там ничего не приобрел, единственное, о чем сожалею — что этого было мало, всего десять дней. Все пролетело как в сказочном, теплом сне.

WMJ.ru: Сомневались ли вы в том, чтобы участвовать в таком шоу? Почему?

Вячеслав Чепурченко: Я не сомневался, потому что с юности смотрел это шоу и оно мне очень нравилось. У меня не было мечты попасть, у меня был азарт. Есть даже любимые конкурсы, которые были раньше в передаче.

WMJ.ru: Что было самым неприятным на шоу?

Вячеслав Чепурченко: На самом деле, ничего. Единственное, я впервые в жизни увидел, как проявляется фобия. Я раньше наблюдал за тем, как люди боятся, но в этом шоу у одной из участниц случилась именно истерика, самая настоящая и нездоровая. Это было страшно: я впервые столкнулся с тем, что люди могут менять личность от ужаса и это меня порази

WMJ.ru: У вас есть роль мечты? Какая она?

Вячеслав Чепурченко: Роли мечты нет, потому что иногда в самых неожиданных и маленьких ролях мне было намного интереснее, чем в больших. Например, играя в «Гамлете», очень легко промахнуться, а в маленьких ролях нет четкого регламента, как правильно, поэтому ты делаешь роль под себя, как тебе комфортно. Это очень часто бывает намного интереснее, чем что-то известное в мировой культуре.

WMJ.ru: Вы рассказывали, что не хотели бы заводить социальные сети, так как они отнимают много времени. Почему поменяли мнение?

Вячеслав Чепурченко: Я там до сих пор практически не появляюсь, выкладываю что-то, например, по работе, и то у меня это уже третий аккаунт. После «Измен» у меня в личном блоге было 25 тысяч подписчиков, после «Ледникового периода» где-то 30 тысяч. В прошлый раз у меня украли страницу, в позапрошлый раз я сам удалил. Сейчас она у меня висит, но очень скучная. Мне неинтересно что-то делать в Instagram.

WMJ.ru: В российском кинематографе есть актеры, которые не получили профессионального образования. Доводилось ли работать с такими, чувствовалась ли разница? Как вы сами считаете, образование в этой сфере принципиально важно?

Вячеслав Чепурченко: Конечно, на площадке некоторым актерам дают персонажей третьего разряда, то есть неглавных, а тех, которые говорят буквально одну фразу и при этом часто не имеют образования, например, берут из массовки. Это чувствуется, но иногда бывают люди, которые изначально на собственной органике существуют, и им необязательно иметь образование.

Моя мама не обучалась актерскому искусству, она попала в театр в нашем родном городе Камышине просто по набору, для любителей. Задержалась там на 11 лет, добилась успеха. Начала с роли гриба в четвертом составе, а закончила, играя одну из сестер в чеховских «Трех сестрах» спустя столько времени. Поэтому к разговору об образовании — кому-то и оно не помогает.

WMJ.ru: Театральная площадка или кино? Что больше нравится и в чем главные отличия в восприятии?

Вячеслав Чепурченко: Кино только забирает. В нем нужно быстро выдавать, нет возможности на долгие копания в себе и раздумья, но это дает материальные блага. А театр, репетиции — это когда ты копаешься в себе, находишь что-то новое, «ужимки и прыжки», грубо говоря. Потом, собственно, это и выдаешь в кино. Сложно отдавать предпочтение чему-то одному, это как сравнивать черное и длинное: театр и кино не соприкасаются в целом, если исключать посредника — актера. Это больше круг: они друг друга дополняют.

WMJ.ru: На вашей практике какой была роль, в которую было тяжелее всего вживаться?

Вячеслав Чепурченко: Самая технически сложная была роль Олега Кошевого в фильме «Молодая гвардия». Во-первых, он заикается, во-вторых, много немецкого языка, в-третьих, большая ответственность, потому что это не выдуманный персонаж, а настоящий. Поэтому делать его таким, как «мне кажется», это не совсем тот подход к герою Великой Отечественной войны, хоть и искусственно созданному. Сама группа «Молодая гвардия», описанная в романе Фадеева, имела место быть в то время, однако существовала она или нет — другой вопрос.

WMJ.ru: В фильме «Текст» представлены очень откровенные сцены. А вы смогли бы сняться в подобных?

Вячеслав Чепурченко: Откровенные сцены откровенным сценам рознь, есть всякие. Только при просмотре самого кино ты поймешь, в чем снялся. В любом случае для того и нужны театральная магия и магия кино.

Не нужно показывать в лоб то, что обычно прикрыто, иначе это просто порнография. Можно любовную сцену снять очень красиво. Вспомните «Титаник», когда героиня рукой провела по запотевшему стеклу в машине, это же прекрасно. Само оголение меня не пугает, меня пугает, если это будет пошло.

WMJ.ru: Съемки обоих сезонов «Жуков» проходили под Калугой, где вы находились определенное время. Вы жили один или к вам приезжали близкие?

Вячеслав Чепурченко: Звучит так, как будто я там сидел в изгнании. Я ездил туда на работу, не сидел там три месяца подряд. Например, 25 смен за сезон — это 25 дней, растянутых на 3-4 месяца. Конечно, я там был по 4-5 дней, но навещать меня там не надо было, я же не был в экспедиции. Режиссер и вся команда — они там сидели долго, им можно задать такой вопрос, а я ездил туда как на работу, отличием было только то, что путь занимал 4 часа.

WMJ.ru: Что делаете первым делом, когда возвращаетесь из продолжительных командировок?

Вячеслав Чепурченко: Я вообще стараюсь в продолжительные командировки не уезжать, если у меня не получается взять с собой семью. Если с близкими, то хоть на год, хоть на два, главное, чтобы им было комфортно. Не могу четко ответить на этот вопрос, у меня давно не было таких командировок, чтобы далеко и надолго.

WMJ.ru: На кого из актеров вы равняетесь и почему? Кто вызывает восхищение?

Вячеслав Чепурченко: Их много и в то же время никого. Везде по чуть-чуть. Бывают талантливые артисты, но мне что-то не нравится. Бывает, наоборот, актер мне не импонирует, но вот его игра в какой-то сцене меня восхищает. Я стараюсь везде что-то подмечать. У меня нет такого, что: «Хоакин Феникс! Как сыграл Джокера! Невероятно, буду равняться на него», — нет, не буду.

Я вышел из того возраста, когда мне нужно на кого-то равняться. Я отдаю себе отчет, что были и есть великие актеры — Станиславский, Табаков и другие, к ним нужно стремиться, но именно равняться — спорный вопрос. Я никогда не стану Табаковым, или Станиславским, или Мейерхольдом, каким я буду, таким и буду. Это в институте я думал, что мне надо быть как Питт или Депп.

WMJ.ru: Вы всю жизнь мечтали стать актером или раньше были другие планы? Какую альтернативную профессию выбрали бы?

Вячеслав Чепурченко: Я не мечтал стать актером и никогда не планировал этого. Другой профессии выбрать не смогу, так как больше ничего не умею, к сожалению. Собственно, я и в театр попал, потому что очень плохо учился, с моим образованием и с моими оценками. Это потом я начал понимать, что надо образовываться и что это вообще самое важная платформа для жизни, будущих работ и заработка. Мне нравится готовить, возможно, я бы пошел в этом направлении, но для этого также надо учиться, на это нужно время.

WMJ.ru: Совсем недавно вы стали папой во второй раз. Хотели бы, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам и выбрали актерскую профессию? Почему?

Вячеслав Чепурченко: Нет, не хотел быть, потому что это очень неточная наука. Самое ужасное, что из уст одного ты можешь быть гением, а из уст другого — ничтожеством. Про самых великих актеров, например про Станиславского тоже, наверняка говорили: «Вот этот актер так себе…» А в другой, более точной науке у тебя голова на плечах, ты обладаешь какими-то техническими знаниями. Думаю, в этом случае никто так про тебя не скажет и не поспорит с тем, что дважды два — это четыре. Возможно, мои дети могли бы выбрать профессию, которая как-то соприкасается с киноиндустрией, но все-таки не актерство.

WMJ.ru: После выхода первого сезона «Жуков» вы признавались, что Голливуд для вас — это что-то не существующее в реальности. А как сейчас? Появилось ли желание его покорить?

Вячеслав Чепурченко: Да нет, не появилось, ничего волшебного не произошло, просто вышел второй сезон «Жуков». После него меня не стали звать в Голливуд. Сейчас одно желание — у меня есть двое детей и жена и я хочу быть только с ними. Голливуд у меня в последнюю очередь стоит в голове.

WMJ.ru: Иногда в своем блоге вы публикуете забавные короткие видео. А что насчет тиктока, хотели бы снимать какие-то моменты из вашей насыщенной жизни и транслировать туда?

Вячеслав Чепурченко: Мне совершенно не нравится эта идея, мне прекрасно жилось раньше без социальных сетей, и это не про меня.

Люблю что-то посмотреть, может, даже что-то выложить, но это разовая акция, комфортнее, когда я переписываюсь с людьми напрямую, а не вижу их в ленте. После этого мне не хочется им писать.

WMJ.ru: К кому из интервьюеров пошли бы, а к кому никогда?

Вячеслав Чепурченко: Я не такой большой фанат интервью и не слежу за этой тенденцией. Знаю, что существует Дудь, «Ещенепознер» (и то его я не видел, а только слышал), Познер, но я не тот человек, с которым интересно на эту тему разговаривать.

WMJ.ru: Во время беседы Бурунова с Дудем последний рассказал о том, что у Александра Петрова есть цель — взять «Оскар». Это очень рассмешило Сергея. Как вы думаете, что конкретно и почему его так позабавило?

Вячеслав Чепурченко: Наверное, у него та же история, что и у меня: мы решаем вопросы достаточно приземленно. Он сам объяснил — они общались на шуточные темы, с иронией, и тут ему задают вопрос про Сашу. Естественно, он подумал, что это несерьезно. Наверное, если бы они говорили о мечтах, он бы не засмеялся. А там был такой контекст, что они до этого иронизировали. Я бы тоже, если бы в начале рассказывал, что чистил картошку и пересолил суп, а потом бы меня спросили «Может быть, в Голливуд?», воспринял это как шутку.

WMJ.ru: Юру Борисова сейчас называют новым Петровым, у него в данный момент много проектов. Вам бы нравилось, если бы вас сравнивали также с другим популярным актером, хотели бы этого? Почему? На ваш взгляд, частые съемки у Юры связаны непосредственно с тем, что он единственный подходит на те или иные роли, или с тем, что он сейчас на слуху?

Мне не нравится, что всех называют «новым Петровым», Козловский — это Петров для миллинеалов, Борисов — новый Петров для нас. Ничего не знаю про Юру, я с ним пересекался один или два раза на съемочной площадке «Молодой гвардии», ничего не могу сказать, к сожалению.

WMJ.ru: Ваш герой в «Изменах» влюбляется в женщину сильно старше него и пытается всячески добиться ее взаимности. Как относитесь к отношениям с большой разницей в возрасте?

Вячеслав Чепурченко: Отношусь прекрасно, любви все возрасты покорны, ничего ужасного в этом не вижу. У всех все по-разному, люди и их семьи в целом разные. Чужая семья — потемки. Может быть пара, где обоим по 30 лет, а они все ссорятся и не могут прийти к общему мнению, а может быть пара, где ей 50, а ему 20, и живут они счастливо.

Фото: Instagram / @slavache2021, Starface / Александра Воротнева / Владимир Васильев, пресс-служба