09 февраля, 11:42
17 мин.

«Очень им горжусь и люблю»: звезда «Склифосовского» Куликова — об Аверине, ролях после 50 и личном

В эксклюзивном интервью WMJ.ru
31 января на «Россия 1» вышел новый, 9 по счету сезон сериала «Склифосовский». В честь премьеры мы поговорили с исполнительницей одной из главных ролей Марией Куликовой о проекте, воспитании сына и правильной репрезентации женщин после 50.
Читайте на тему:

WMJ: Мария, мне кажется, «Склифосовский» — наша "Анатомия страсти": телевизионный долгожитель, который постепенно становится живой классикой. У вас с сериалом какие отношения? И менялось ли оно за эти годы?

Мария Куликова: Во-первых, очень приятно такое сравнение, потому что «Анатомия страсти» — это хит из хитов. Должна сказать, что когда я еще была студенткой в училище имени Щукина, я запоем смотрела сериал «Скорая помощь». И даже не подозревала, что сама смогу оказаться на подобной съемочной площадке, но это еще раз доказывает, что мечты действительно сбываются.

Я к медикам отношусь крайне трепетно, поэтому для меня эта работа — особенная. Ну и плюс ко всему — наш фантастический актерский состав больше похож на шумное семейство. Когда мы встречаемся на общих сменах, все это превращается в совершенно очаровательный веселый балаган. Так что у меня сплошные позитив, любовь и нежность к этому проекту.

Мария Куликова

Мария Куликова

Пресс-служба

WMJ: Что помогает поддерживать актерский интерес к вашей героине? И как избежать уловки, когда начинает казаться, что вам все про нее известно?

Мария Куликова: Мне не дают скучать сценаристы. Только начинает казаться, что я про героиню знаю все, они ставят меня в такие интересные ситуации, что приходиться выкручиваться — и как Маше Куликовой, и как Марине Нарочинской. Мы с ней на пару пытаемся найти золотую середину, чтобы не потерять ее особый образ, но в то же время не противоречить сценаристам, которые пытаются что-то интересное выписать в каждом сезоне.

Максим Аверин и Мария Куликова

Максим Аверин и Мария Куликова

Instagram

WMJ: Вы с Максимом Авериным знакомы еще со студенчества и столько лет работаете вместе. Какие у вас с ним отношения сейчас — в смысле есть ощущение, что это уже даже не коллега и друг, а член семьи, родственник?

Мария Куликова: Макс царствует внутри моей души очень глубоко, потому что он связан с самыми счастливыми временами моей жизни — студенчества в театральном институте, ничего круче которого быть не может (смеется). Плюс тяжелая работа на протяжении почти десяти лет тоже накладывает свой отпечаток. Конечно, мы говорим на одном языке, находимся на одной волне, что в общем редкость не только на съемочной площадке, но и в жизни.

Это большое счастье — встретить людей, которые с тобой на одной волне и за кулисами, и в кадре. У нас есть мечта — совместный спектакль. Очень хочется поработать и на сцене, потому что Макс — фантастический, блестящий драматический театральный актер.

Мария Куликова: Он публику держит невероятным образом — я была на всех его спектаклях и очень им горжусь, очень люблю. И когда я сижу в зале и смотрю на него, у меня есть ощущение, что это мой родной человек, и этот триумф я тоже как бы разделяю вместе с ним (смеется).

Мария Куликова

Мария Куликова

Пресс-служба

WMJ: Что помогает восстанавливаться после съемок?

Мария Куликова: Основное мое восстановление — это путешествия, потому что когда меняется картинка вокруг тебя, ты как будто бы перезагружаешь свой организм — в первую очередь мозг, который отнимает самое большое количество энергии у человека. Ведь у артистов большая нагрузка именно в этом смысле, нам нужно уметь отключать голову на отдыхе. Раньше я этого делать не умела, для меня было большой сложностью приехать в отпуск и не думать о работе. А сейчас, наоборот, я так хорошо научилась отключаться, что мне потом очень сложно войти в рабочий график. Поэтому здесь нужна какая-то золотая середина, которая, я надеюсь, у меня скоро появится.

WMJ: У вас случалось профессиональное выгорание? Как с ним справлялись?

Мария Куликова: О да, эмоциональное выгорание свойственно многим артистам. Я не исключение, к сожалению. Меня можно обвинить в том, что зачастую мои роли — однотипные. Это несчастные женщины с такой сложной судьбой, за плечами у которых развод, не очень серьезный достаток и свои трудности, которые они преодолевают. В такие моменты думаю, что мне грех жаловаться, и даже в том, что мне кажется однотипным и однообразным, я начинаю искать для себя что-то новое.

А так, я думаю, что в принципе людям, которые много работают, свойственно выгорать на работе. В какой-то момент думаешь: «Ну, я, наверное, больше ничего нового не сделаю». Но если ты не опускаешь руки и не начинаешь страдать на пустом месте, появляется какой-то удивительный проект из серии того же Вадима Перельмана, «Пропавшая», где совершенно другой материал, другая роль. И ты думаешь: «Боже мой, а мне даже и хочется уже вернуться к своим привычным ролям, которые так полюбились зрителям».

Это на самом деле большая награда, что все хотят тебя видеть вновь и вновь на экране независимо от того, что истории даже где-то перекликаются. Это большой комплимент мне от зрителя, ну, и аванс на будущее.

Мария Куликова и Лиза Янковская

Мария Куликова и Лиза Янковская

Пресс-служба

WMJ: В «Пропавшей» вы сыграли маму героини Лизы Янковской. Как вам с ней работалось?

Мария Куликова: Ох, Лиза — это особенный, конечно, партнер. Знаете, люди бывают в этой профессии обученные очень здорово, у которых были классные педагоги, а бывают люди просто поцелованные, я так это называю. Они одарены от природы настолько, что ты никогда не знаешь, какая реакция будет у твоего партнера через секунду. И это дорогого стоит — индивидуальность, то, чему не могут научить ни в одном театральном институте. В Лизе это, безусловно, есть.

Я вообще обожаю их семью, мня и Ваня очень нравится, и родители совершенно фантастические. Про дедушку вообще годами можно разговаривать, это очень большая фигура в нашем кинематографе…

Мария Куликова: Поэтому я изначально была очень расположена к Лизе и не разочаровалась. После самых первых проб в Zoom я обалдела от этой фантастической органики. Смотрела со стороны и думала: «Нифига себе, как этому научиться?», а потом поняла, что никак — либо дано, либо нет.

Мария Куликова и Владимир Мишуков

Мария Куликова и Владимир Мишуков

Пресс-служба

WMJ: Чем запомнилась работа с Вадим Перельманом? Было ощущение, что это режиссер какой-то другой формации?

Мария Куликова: О Вадиме можно говорить очень долго, но если коротко, то, конечно же, не только Вадим отличается от других режиссеров, а в принципе каждый режиссер — это отдельный мир, очень глубокий, яркий, и надо брать из этого мира по максимуму. А Вадим, конечно, — фигура. Я посмотрела много его работ, плюс у нас вообще была очень крутая команда: совершенно фантастический оператор Вячеслав Опельянц, художники, Володя Мишуков. Я так не работала еще и очень хочу, чтобы вновь со мной случилось что-то подобное.

Мария Куликова

Мария Куликова

Пресс-служба

WMJ: Вы как-то сказали: «Иногда мне кажется, что я не тот человек, который нужен индустрии большого высокого кино. С детства у меня ощущение, что я недостойна чего-то большего, чем имею». Это ощущение сохранилось или со временем вы изменили свое мнение?

Мария Куликова: Честно говоря, со временем это ощущение только закрепилось. Оно, может быть, звучит как-то очень депрессивно, но на самом деле умение адекватно оценивать свои силы и свою профессиональную позицию — залог успеха. Когда ты не находишься на грани бесконечного разочарования, что ты достоин большего, а, наоборот, осознаешь, что нужен здесь и сейчас, в этом материале, для этого зрителя.

Мне кажется, есть такое понятие, как синдром самозванца. Он свойственен многим артистам и даже тем, кто более одарен, чем я, поэтому меня это не пугает и не вызывает какую-то тоску. Наоборот, я на своем месте занимаюсь любимым делом, и это прекрасно.

Читайте на тему:

WMJ: Вы так же сказали, что мечтаете сыграть в проекте, где героини 40+ будут представлены не одинокими и печальными, а жизнелюбивыми и активными женщинами. Мне кажется, зрительницы тоже ждут именно такой репрезентации себя на экране. Сейчас вышло продолжение «Секса в большом городе» с героинями 50+. Вам такой формат кажется интересным? И относитесь ли вы к числу поклонниц шоу?

Мария Куликова: Да, очень хочу такой проект, и «Секс в большом городе» я когда-то смотрела с большим удовольствием. К разговору об отдыхе, перезагрузке — это незамысловатая история, достаточно смелая, яркая, красивая. К продолжению я пока не притрагивалась, но я уже видела мельком в Интернете огромное количество каких-то грязных, грубых отзывов, и меня эта тенденция очень пугает и расстраивает. Да, героини 50+, и это прекрасно.

Мне тоже скоро будет 50+, в этом году исполнится 45 лет, я побегу менять паспорт, так что же мне теперь не сниматься в кино? Личная жизнь моя на этом не закончится, правда? Я бы с удовольствием снялась в таком проекте, просто у нас не принят подобный формат откровенного диалога в кадре.

Мария Куликова: Кстати, я недавно вздрогнула с ужасом, когда услышала отзывы о выпуске специальной серии к юбилею сериала «Друзья» — в отзывах на него так грязно, низко и примитивно обсуждали людей, которые, безусловно, стали старше, но сколько же радости они нам принесли в свое время. Так неужели они не заслужили уважительного и конструктивного диалога? Я не привыкла в публичном пространстве обсуждать чужие ошибки — люди сами разберутся — но мне кажется, что это гадко по отношению актерам. И если мне предложат сниматься в таком проекте 50+, я просто не буду читать комментарии (смеется). Снимусь с большим удовольствием, потому что уверена — очень многим женщинам, повзрослевшим вместе с данными героинями, это доставит радость.

Мария Куликова

Мария Куликова

Instagram

WMJ: Кого вам бы хотелось сыграть, если говорить не про тип истории, а про характер героини? Есть роль-вызов?

Мария Куликова: Мне бы хотелось сыграть яркую комедийную роль. Комедия — невероятно сложный жанр, это в принципе вызов для любого артиста. Хочется сыграть острохарактерную роль, что-то такое забавное, нелепое, но мне такие не предлагают (смеется). Если это характерная роль, то это какая-то сильная женщина, властная, ну либо это просто доброе такое, отчаявшееся существо. Но я жду, жду свою комедию. Может быть, она начнется, когда я превращусь в комичную старуху, но это тоже неплохо — я перейду в новое качество и буду получать удовольствие от нового амплуа. Мечтаю и боюсь одновременно.

WMJ: Уверена, что во многие проекты вас зовут без кастинга, но случались в карьере запоминающиеся прослушивания?

Мария Куликова: Действительно бывает, что зовут без проб, без встречи с режиссером. Сейчас вообще наступило такое время, когда пробы проходят через Zoom. Но самые запоминающиеся, наверное, те, которые связаны с каким-то внутренним унижением. Потому что иногда пробы проходят в такой форме, которая для меня, например, неприемлема. Мне очень тяжко в этой системе координат: заходишь, например, в огромный ангар, где через какое-то время будут построены большущие декорации, тебе в глаза светит достаточно жесткий яркий свет, стоит стол, за которым сидят продюсер, режиссер, кастинг-директор, возможно, звукорежиссер и так далее. На тебя вешают микрофон, ты практически не видишь, кто перед тобой, потому что свет слепит, и тебе совершенно незнакомый человек откуда-то из этого света рампы выкрикивает текст за четверых персонажей, которых вокруг тебя нет. То есть ты играешь сцену, где должно быть пять артистов, и за четырех персонажей, кроме тебя, выкрикивает достаточно равнодушным тоном текст какой-то человек. И ты должен стоя на этом лобном месте что-то такое выдать, чтобы все сказали: «Да, ты молодец». Мне сложно в этой ситуации собраться, но я всегда кручу мысль в голове: «Сложно тебе — разворачивайся и уходи, из профессии или хотя бы из этого ангара» (смеется).

Не всегда бывает такая возможность, но я это воспринимаю как вызов и стараюсь сделать пробы хорошо. А потом расстраиваюсь, потому что понимаю, что нет, я не могу это сделать хорошо. У меня все-таки старая школа: когда ты один на один оставался в аудиториях Щукинского училища с великим Василием Семеновичем Лановым — он возился с тобой, искал твои сильные места, а не пытался ткнуть тебя в слабые.

Но время идет вперед, и нужно уметь подстраиваться. Возможно, и у меня когда-то получится сделать это так круто, что я пойму — это была серьезная победа над собой.

Мария Куликова

Мария Куликова

Instagram

WMJ: У вас случались съемки, на которых было страшно и волнительно, как в начале карьеры?

Мария Куликова: Боюсь, что страх — это извечный приятель, с которым артисты идут бок о бок. Я много лет проработала в Театре Сатиры, у нас спектакли были веселые, яркие, такие комедийные, и, конечно, невозможно ни с чем сравнить это ощущение, когда 1200 человек взрывается одновременно смехом, это такая волна счастья. Потом, конечно, страх уходит, когда спектакль уже покатился, как я это называю.

И относительно съемочной площадки все то же самое. Каждый съемочный день, первый дубль, особенно в новой группе — это испытание, потому что есть страх того, что все сейчас тебя разоблачат и скажут: «Да нет, она на самом деле фуфло и артистка она так себе». Мне кажется, у всех есть этот страх, но, видимо, он и является основным двигателем: когда ты переступаешь через него и выдаешь достаточно серьезный результат. Я поэтому и не катаюсь уже давно на горных лыжах и вообще экстремальные виды спорта оставила в прошлом, потому что мне адреналина хватает на площадке.

WMJ: Какой проект вы бы назвали своей визитной карточкой?

Мария Куликова: Это очень сложный вопрос. Скорее всего, это «Две судьбы» с прекрасными режиссерами, с которыми меня свела история — Краснопольским и Усковым. Это был первый такой трамплинчик в моей карьере. «Две судьбы» до сих пор показывают, хотя прошло уже больше 20 лет со времен этих съемок, но почему-то люди помнят. Когда разруха была, вдруг показали мелодраму, нашу, не бразильскую, не мексиканскую, и как-то это зацепило зрителя… здорово, мне это очень помогло в дальнейшем.

Мария Куликова

Мария Куликова

Kinopoisk.ru

WMJ: Мария, вы кажетесь в хорошем смысле очень приземленной актрисой. Вы всегда так трезво относились к своей профессии или это пришло со временем?

Мария Куликова: Мне кажется, это применимо не только ко мне. Я работаю с артистами очень высокого полета, и я не помню особо каких-то капризов или флера надменности. Мне кажется, это миф. Чем круче и выше человек в профессиональном плане, тем меньше у него у него гадких проявлений и в каких-то личных качествах. Поэтому сложно сказать... да, я приземленная, да, я понимаю, что это моя профессия, мое ремесло, которое я очень люблю, но я способна оценить какие-то гораздо более серьезные проекты чем те, в которых снимаюсь сама.

В европейском и американском кино есть проекты совершенно другого уровня, поэтому смешно сравнивать. И было бы очень грустно, если бы я тосковала из-за этого и думала: «Ну как же так, а я вот не в Голливуде». Ну, где родился — там и пригодился. Большинство артистов живут нормальной жизнью, воспитывают детей, любят, дружат, путешествуют — это тоже важная часть жизни.

Ужас в том, что на наших могилах не напишут, в каких проектах мы снимались и насколько мы были круты. А напишут: «От любимых родителей, родственников и детей», — вот, как мне кажется, ради чего мы живем. А не ради такого сомнительного мифического успеха. Ну, какое-то время пошумят, но, к сожалению, артистов забывают. Поэтому не стоит класть свою жизнь на то, о чем потом никто не вспомнит.

WMJ: Вы с большой любовью рассказываете о том, как проводите время с сыном, которого стараетесь удивлять необычным досугом. А какие у него уже сейчас есть увлечения?

Мария Куликова: На сегодняшний день у Вани увлечение большим теннисом. Плюс он почему-то заинтересовался неожиданно политикой. Я не знаю, в связи с чем (смеется). Он очень много пытается разговаривать со мной на эту тему, а я пытаюсь объяснить, что это очень сложно — однозначно отвечать на такие вопросы. В общем, мы пытаемся обсуждать, смотрим какие-то сериалы на эту тему.

А актерская профессия его не интересует совершенно. Более того, для него большим испытанием становятся какие-то публичные выступления в школе. Но на площадку ездить он очень любит, потому что все к нему тепло относятся, разговаривают на равных как со взрослым, а не как с ребенком. Но быть артистом не хочет, и, думаю, сильно удивится, если мы на эту тему с ним заговорим. Я вижу, что в нем этого нет изначально.

WMJ: Кажется, что вы и в себе поддерживаете активный интерес к жизни. Вам это дается с усилием или нет?

Мария Куликова: В определенном возрасте я пришла к выводу, что не надо ничего вызывать в себе искусственно. Когда мне хочется просто лежать, даже если хочется лежать три дня подряд, я буду лежать. Раньше мне казалось, что я кому-то что-то должна. Потом казалось, что я сама себя должна вытаскивать из какого-то состояния, ехать куда-то, что-то смотреть. Сейчас, если мне не хочется, я никуда не поеду. И все принимают меня такой, какая я есть, все говорят: «Окей, если не хочешь, ну ладно, давай в следующий раз». Это очень прикольно, раньше у меня этого не было, а сейчас я этим наслаждаюсь.

WMJ: Вы также рассказывали, что обычно планируете в году два отпуска: с друзьями и с сыном? Какой отпуск с Иваном запомнился вам больше всего? И какую часть света вам бы хотелось увидеть с ним вместе?

Мария Куликова: Да, путешествие — это, конечно, моя слабость. Что касается какого-то особенно запоминающегося отдыха — любая вылазка с Ваней куда бы то ни было — это просто кайф. Почитать ему вслух, по ролям… Вот сейчас мы читаем Александр Беляева, закончили «Голову профессора Доуэля» и начали «Остров погибших кораблей». Я, во-первых, сама обожаю эти романы, а во-вторых, мне нравится такая сублимация моей профессии.

Смысл моего спича в том, что нам даже необязательно куда-то ехать. В свободное время мне с ним очень хорошо. Это совершенно долгожданный и невероятно любимый ребенок, поэтому все наши поездки были очень яркими. Я бы хотела с Ваней полететь в Мексику и на Камчатку.

Мария Куликова

Мария Куликова

Instagram

WMJ: Вы не раскрываете имени своего любимого мужчины, и я уважаю вашу приватность. Но в одном интервью вы сказали интересную вещь: «Я никогда не слышу ни одного возражения, когда уезжаю на долгое время и отсутствую сутками». А вам самой легко давать это пространство для любимого человека?

Мария Куликова: Я не то чтобы прям что-то скрываю, просто не очень хочется говорить. Могу сравнить это с тем временем, когда Ваня только родился, очень многие издания просили его фотографии. И я интуитивно понимала, что не стоит этого делать. Сейчас Ване уже десять с половиной лет, и мы с ним фотографируемся иногда, когда есть настроение, когда у него есть желание, когда мне кажется, что это уместно. Так же и с личной жизнью.

По поводу всех отъездов, дело в том, что, да, формально они есть и надолго, но все-таки мы летаем друг к другу, это у нас особый вид путешествия. В прошлом году, например, я три или четыре раза побывала в Украине просто потому, что моя вторая половинка работала там. И я с таким удовольствием летала туда через Прагу, через Варшаву. То есть нет такого, что мы расстаемся надолго. Любые 2-3 дня свободны, и мы мчим куда-нибудь. Либо он ко мне приезжает в ту же Тверь, Ярославль, Петербург.

Я тоже не отношусь к каким-то сумасшедшим ревнивицам, потому что есть определенный опыт, и ревность, к сожалению, ничего не может сохранить. Даже если ты за руку будешь круглыми сутками держать человека, если он не захочет быть с тобой, это не поможет. А если захочет, даже если ты улетишь на Камчатку на полгода, он найдет возможность увидеться с тобой.

Мария Куликова: Я в этом смысле фаталист, что ли: будет как будет. Сейчас хорошо, смысл загадывать, что нас ждет дальше? Будем надеяться, что тоже что-то хорошее (смеется).

Мария Куликова

Мария Куликова

Instagram

WMJ: Где для вас та точка в отношениях, в которой есть место свободе двоих, но и сохраняется их особая близость? И вообще вам важно иногда быть наедине с собой?

Мария Куликова: Когда ты в гармоничных, хороших, теплых отношениях в семье, ты ничего не анализируешь. Просто живешь так, чтобы людям, которые рядом с тобой, было хорошо. У меня жизнь складывалась по-разному, и были разные отношения. Я дорожу всеми без исключения, ничего бы не меняла, но то, что происходит сейчас, — это счастье. А в чем секрет, я не знаю, извините (смеется).

Классно побыть в одиночестве, когда ты знаешь, что у тебя есть семья. Классно быть семьей, когда ты знаешь, что завтра улетишь на пару дней по работе и поживешь в гостинице, приведешь свои мысли в порядок, прочитаешь книгу, и тебе не надо будет готовить ужин или куда-то ехать.

В этом тоже есть определенный кайф. То есть, все хорошо в меру. В любых отношениях, в любой профессии закон — лишь в чувстве меры истинное благо. А как поддерживать этот баланс, мне лично сейчас подсказывает сама природа.

Мария Куликова: Раньше я была более категоричной во всех отношениях. И даже больше переживала о каких-то Ваниных проступках, проблемах в учебе, а сейчас я успокоилась. Не знаю, что будет завтра, возможно, у меня гормональный фон изменится из-за определенных возрастных изменений, и вообще все будет по-другому.

Надеюсь, что была с вами искренна, и у меня не сработал какой-то внутренний тумблер, когда ты пытаешься о чем-то умолчать или что-то приукрасить. Мне кажется, что смысл интервью как раз в этом: ты стараешься не выложить всю свою подноготную, но в то же время быть честным со своим собеседником. Поэтому я стараюсь вообще поменьше разговаривать с журналистами, чтобы вот это ощущение не пропало. Мне кажется, сегодня беседа была интересной. Меня порадовали эти вопросы. Спасибо вам большое!

Фото: Server Amzayev/Global Look Press; @m.kulikova77/Instagram; Пресс-служба Россия 1, Кинопоиск

Новости партнёров
О чем говорят