05 апреля, 10:00
6 мин.

«Артистов никто за людей не считает»: бывший танцовщик — об опыте подработок

Обратная сторона нелегкой работы артистов в эпоху капитализма.
«Артистов никто за людей не считает»: бывший танцовщик — об опыте подработок
Читайте на тему:

Может, я когда-то и ушел из балета и исполнительского искусства в целом, но оно из меня не уйдет никогда. Что вполне логично: как минимум, у меня осталось много друзей из индустрии, много активных контактов. И, соответственно, я постоянно так или иначе осведомлен об актуальной балетной повестке и нахожусь скорее in, чем out.

Но дело не только в приятелях-артистах и частых ликбезах по делу и без него на балетные темы. Я искренне полюбил искусство танца только после того, как покинул его. Меня в один момент буквально осенило сакральными смыслами самой концепции спектаклей и перформансов. Я осознал, насколько это тонкое искусство и как сложно в нем сохранить идею автора и совершить тот самый священный акт — рассказать и показать зрителю историю, которая разразится в нем катарсисом.

Из перегоревшего и обленившегося профессионала я превратился в голодного обученного любителя и с огромным удовольствием наблюдаю за актуальными театральными событиями как Москвы, так и всего мира в целом.

Сегодня я поднимаю тему, на которую в принципе не принято говорить вообще, а на просторах постсоветской реальности так точно. Тема эта — деньги. Или их отсутствие.

Чтобы быть плюс-минус объективным, хочу рассказать историю и обозначить и аргументировать свою позицию касаемо индустрии и гонораров в ней.

Как то раз, в феврале 2020 года, вновь обретя способность ходить на своих ногах после фатальной для меня профессиональной травмы ноги, я отправился на public-talk представителей креативной индустрии. В числе спикеров были фотограф, кастинг-директор, арт-директор и владелица агентства фотографов и других смежных специалистов. Основным тезисом владелицы агентства и кастинг-директора было то, что всего лишь 10-15 лет назад в фото- и видеопроизводстве в Москве все было в зачаточном состоянии и люди едва ли получали кусок хлеба за свою работу, не говоря уже об условиях труда: отсутствии обедов на съемочных площадках, несоблюдении тайминга и неоплате переработок. И что потребовалось множество сил, трудов и времени, чтобы ситуация изменилась.

Сегодня успешные фотографы, модели, видеографы и визажисты получают серьезные гонорары за свои работы, их портфолио котируются за границей, куда их часто приглашают работать. Молодые специалисты же имеют ориентиры и возможности учится по опыту уже авторитетных коллег и выстраивать у себя в голове хотя бы примерный алгоритм действий и хоть как-то ориентироваться на рынке креативного производства. Чего совершенно точно нельзя сказать о балете в данном контексте.

Да, речь сейчас пойдет не о госбюджетных театрах и гастрольных труппах, где в принципе все довольно ровно относительно денежных и организационных вопросов. Сейчас я буду повествовать о дополнительном (легальном) заработке артистов, хотя для кого-то он является основным.

Вы наверняка не раз наблюдали балерин на каких-нибудь мероприятиях. Вспомните: в торговых центрах, на вечеринках, свадьбах, званых ужинах или корпоративах. Так вот, такие подработки внутри комьюнити называют «халтурами», и это может быть что угодно: танцы на ивентах, хостес, художественное оформление пространства или участие в арт-перформансах театральных авторов и молодых хореографов.

Если быть честным, соглашаются на такие авантюры артисты далеко не от сладкой жизни — копейка рубль бережет, как говорится. Как правило, у такого вида деятельности предусмотрен пусть и небольшой, но все же, гонорар. Обычно это в районе 5-10 тысяч рублей «за выход» (читайте «за весь день»). И безгранично огромным бонусом бывает, если организаторы напрягают свои мозговые извилины и продумывают хотя бы минимальную инфраструктуру для работников: гримерки, места для отдыха, обеды, кофе-зону, курилку и соответствующий клиентскому запросу набор дополнительных специалистов — гримеров и костюмеров.

Если все эти звезды сходятся на проектном небосводе, а мне и самому немало раз выпадала честь работать на таких халтурах, то особо униженным, оскорбленным и нереализованным артистом ты себя не чувствуешь.

Супротив этого я ставлю, к сожалению, традиционные условия таких выступлений: во-первых, артистов никто за людей не считает и кормить их обедами не нужно, собственно, как и предоставлять гримерки — переоденутся в коридоре, так же как и накрасятся и причешутся сами, где будет свободное место. Помимо отсутствия условий, как правило, такие заказчики еще любят забыть заплатить гонорар, и приходится назойливой мухой надоедать, чтобы получить свои кровно заработанные.

В таких случаях я, едва дотанцевав, покидал мероприятие по-английски, лишь бы это побыстрее закончилось, и обещал себе больше никогда не вписываться в подобные истории. И они все равно периодически случались со мной.

Но самый мой «любимый» кейс — поработать бесплатно. Таких предложений в моей жизни было 3 — 2 из них от одного заказчика, очень большого и авторитетного медиахолдинга, а третье — от молодого околомодного хореографа, который устраивал перформанс в рамках рейв-вечеринки.

Первые два предложения я отработал, получил свою строчку в резюме и параллельно насладился процессом работы: взаимодействием с большой, по-настоящему профессиональной командой, вкусным обедом и ужином на площадке и даже общением с отечественной селебой — главной звездой того вечера.

Третье же предложение я изначально не совсем понял, так как запрос звучал максимально пространно. Где-то непонятно где, неизвестно сколько по времени от меня требовалось изображать что-то, что сам автор не совсем понимал сам. На мой вопрос «Какой гонорар?» последовала двухчасовая пауза и далее вполне динамичный пассаж, говорящий о том, что автор перформанса человек в первую очередь творческий и собирает команду единомышленников, которые отработают выступление бесплатно. Сейчас я бы оставил такое обратное сообщение без ответа, но там и тогда, несколько лет назад, я был настроен более воинственно и не жалел свои нервные клетки на бессмысленные диалоги. В долгой водянистой переписке я выяснил, что фамилию каждого артиста укажут в титрах (правда каких — я так и не понял) и на этом все! Костюмы — сами, еда — сами, транспорт — сами, в общем, все сами. Никакой инфраструктуры в проекте и никакой оплаты труда. То есть человеку было начихать на то, что его идея требует «живого» человеческого капитала и его минимально надо как-то обслужить, чтобы он работал на идею. Но нет.

Этим кейсом я буду пугать своих детей и внуков: если они будут лениться, то им придется работать в таких условиях.

Если анализировать и сравнивать 2 близкие мне индустрии — фото/видео и балет, то вторая, конечно, сильно уступает в вопросе менеджмента. Если продюсеры съемок в Москве уже давно не в дефиците, то организаторов балетных «халтур» лично я знаю только двух, и это девушки без особых талантов, которые далеко не всегда могут отстоять права артистов на достойные условия труда.

Одним словом, индустрии исполнительских искусств однозначно есть куда расти, топовые организаторские позиции свободны — места гениев вакантны. А я остаюсь наблюдать за всем этим безумием, и все же иногда чуть-чуть скучаю по всему этому.

Фото: Pexels / Budgeron Bach

Новости партнёров
О чем говорят