Загрузка ...
31 августа 13:00
11 мин.

«Операция разделила мою жизнь на «до» и «после». И «после» мне нравится гораздо больше»

История борьбы с раком от первого лица
Героине нашей колонки Евгении Суздальцевой всего 20 лет. В 9-м классе она лицом к лицу столкнулась с онкологией, ей ампутировали ногу, бойфренд бросил ее из-за болезни, и, пока сверстники отмечали выпускной в школе, она делала это в больничной палате. Вопреки всем трудностям, Женя нашла в себе силы побороть рак и научиться жить заново. О том, как ей это удалось, она поделилась с нами.
«Операция разделила мою жизнь на «до» и «после». И «после» мне нравится гораздо больше»

Как я узнала, что больна

До диагноза у меня была очень активная жизнь. Я прилежно готовилась к экзаменам в девятом классе, ходила на тренировки — профессионально занималась настольным теннисом на тот момент уже три с половиной года. Меня периодически беспокоила боль в коленях, но я не обращала на нее внимания, думала, что это из-за частых тренировок. Но с Нового года я почувствовала резкое ухудшение. В какой-то момент стало очень больно даже просто ходить, и мы обратились к врачу. По результатам рентгена мне сказали, что это болезнь, присущая спортсменам, и к восемнадцати годам она должна пройти. Параллельно с лечением я продолжала ходить на тренировки, поскольку не могла пропускать соревнования. Но однажды я просто не смогла встать. Дальше — экстренная госпитализация, новые анализы и новый диагноз — «остеогенная саркома».

Сначала я, конечно, не поняла, что это. Начала искать в интернете информацию, начиталась и буквально весь вечер потом просто ревела. Привела себя в чувства только мыслью о том, что, может, еще обойдется и диагноз не подтвердится. Но он все же оказался корректным.

План был следующим: на три недели уехать на операцию из Пензы в Москву и вернуться обратно домой. Но в Москве после биопсии врач сказал, что лечение займет как минимум полгода. Эта новость меня разбила: я не могла принять мысль о том, что мне придется так долго быть вдали от дома. Мама тоже была в шоке, начала плакать, и как раз в тот момент я поняла, что если тоже заплачу, то лучше от этого не станет. Все же я хочу жить, и если есть возможность вылечиться, пусть даже через полгода, то я хочу ею воспользоваться.

После начала химиотерапии у меня начала быстро и заметно уменьшаться опухоль. Но однажды, после очередной процедуры, я проснулась и увидела, что она увеличилась в два раза. Врач сказал, что необходима срочная ампутация ноги, что если этого не сделать, то пойдут метастазы и шансы на жизнь сократятся до ничтожных цифр.

Честно сказать, больше я переживала не за себя, а за то, как отреагируют мои родные и близкие. Я лично воспринимала это как дилемму: или нога, или жизнь, — поэтому принятие ситуации мне далось проще.

Евгения Суздальцева

Евгения Суздальцева

пресс-служба

О жизни в больнице

В больнице я обрела очень много друзей, даже спустя 6 лет после операции мы до сих пор общаемся. Думаю, именно это общение и придавало сил, ведь ты понимаешь, что ты не одна, с тобой против общего врага борются много ребят. И в целом, конечно, это вопрос восприятия. Неважно, что происходит в твоей жизни, важно то, как ты к этому относишься, важно твое внутреннее состояние.

И пусть даже сейчас твоя жизнь проходит в больнице, пусть она состоит из кучи проблем, с которыми ты сталкиваешься ежедневно, — если ты будешь воспринимать это как просто преграды, через которые тебе нужно пройти, и этот путь ведет тебя к чему-то очень хорошему, то это поможет избежать уныния.

Помогали, конечно, еще и волонтеры. Так, каждый четверг у нас был кинопросмотр, а еще приезжали визажисты, парикмахеры, и они помогали и нашим мамам, потому что они 24/7 были заняты уходом за нами и, естественно, у них совершенно не было времени на себя. Волонтеры буквально каждый день устраивали нам разные развлечения, вытаскивали нас из палат, чтобы мы все вместе весело и с пользой проводили время.

Прямо в больнице у нас была школа. Учителя приходили к нам в палату, занимались с нами, готовили к экзаменам. И это лучшее, что могло со мной случиться. Я еще никогда не была так близка с преподавателями. Они невероятно замечательные люди. Благодаря им я на отлично сдала все экзамены. И у нас был выпускной, о котором я даже не могла мечтать раньше. Я даже была рада, что у меня был выпускной там, а не в школе своего города.

Об отношениях с близкими

Я заболела ровно в период своей первой влюбленности. После операции мальчик сказал мне, что нам надо расстаться. Тогда мне это казалось катастрофой: неужели вот просто так можно все перечеркнуть из-за того, что у меня ампутировали ногу?

Когда я выписалась из больницы, вернулась домой и продолжила общение с друзьями. Тогда мне еще не поставили протез, поэтому гулять и ходить в гости было проблематично, но они навещали меня в беседке около дома. Тогда мне было обидно, что это случилось именно со мной, но сейчас я уверена, что, если бы этого не случилось, моя жизнь была бы совершенно другой, а я не хочу другой жизни.

Честно сказать, когда я была еще в начале пути, я почему-то не думала, что в моих отношениях с людьми может что-то поменяться. Но отсеялось много «лишних» людей. И я благодарна этой ситуации, ведь именно тогда со мной осталось пусть небольшое количество, но настоящих друзей, на которых я могу положиться. Именно с ними отношения из-за болезни не поменялись вовсе, только стали еще крепче, ведь, благодаря этому испытанию, мы стали ближе.

Все мои друзья относятся ко мне как к обычному человеку, который может все. И мы очень часто шутим на тему ноги. Некоторые люди говорят: «Это же ужасно. Как вы можете над этим шутить?» А нам классно, потому что мы понимаем, что это не то, над чем нужно лить слезы, ужасаться и так далее. Это то, что дало мне силы, и то, что послужило толчком к той жизни, которая у меня есть сейчас.

В ходе общения с родными, хотя я им очень благодарна за то, что они старались создать для меня максимально комфортные условия, я столкнулась с проблемой чрезмерной жалости. Я, в частности, сильно ругалась с семьей, потому что они хотели уберечь меня, постоянно говорили «Это не делай! Сюда не ходи!», в то время как я просила их не отделять меня от других людей. Я совершенно обычный человек с огромным количеством возможностей. Тогда в мою голову пришла мысль о том, что я должна действиями доказать всем, что я могу все, и даже больше, чем окружающие.

Евгения Суздальцева

Евгения Суздальцева

пресс-служба

О жизни после операции

После операции моя жизнь буквально, разделилась на «до» и «после». И «после» мне нравится гораздо больше.

Протез мне поставили летом, и в десятом классе я должна была быть на домашнем обучении. Но для себя я решила, что хочу ходить в обычную школу. Сначала мне разрешили ходить не на все уроки сразу, чтобы организму было легче подстроиться. Затем я начала ходить на теннис, тайком от родителей, они мне запрещали. И тот факт, что я доказывала окружающим, что могу делать все то же, что и раньше, меня настолько сильно мотивировал, что мне хотелось только большего. Я начала готовиться к экзаменам в одиннадцатом классе, и тогда я поехала от фонда «Подари жизнь» на Игры победителей. Именно там мне в голову, благодаря моему учителю математики из той самой больничной школы, пришла в голову мысль о том, что, возможно, я смогу поступить в Москву.

Я хорошо сдала выпускные экзамены и подавала документы в университеты Москвы. Родителям было сложно меня отпускать, их пугало то, как я буду жить в общежитии вдали от них. Когда мне позвонили из РГСУ и сказали, что я поступила на бюджетное место, я расплакалась от счастья, потому что это была именно та цель, которой я хотела достигнуть больше всего. Родители поняли, что я к этому очень долго шла, потратила на это очень много сил, энергии, и сказали, что они отпускают меня.

После поступления в вуз начиная со 2-го курса я два года проработала администратором в салоне красоты параллельно с учебой. В какой-то момент я поняла, что получила весь опыт, который могла, на этой работе, нужно двигаться дальше. Я уволилась и начала искать то, что будет приносить мне удовольствие.

Я все еще нахожусь в поиске того, что мне нравится и чем я хочу заниматься в жизни. Да, я учусь по определенной специальности, мне осталось отучиться один курс на менеджера по управлению проектами, но я понимаю, что это не единственное, чем я хочу заниматься в жизни, и поэтому для меня важно найти именно свое любимое дело.

Об участии в Mercedes Benz Fashion Week

Когда я лечилась в больнице, фонд «Подари жизнь» всегда помогал нам, пациентам, устраивал мероприятия, организовывал развлечения. Спустя год после выписки мне позвонили из фонда и предложили поучаствовать в показе мод. Я согласилась, потому что после больницы для меня было важно участвовать вообще во всем подряд, чтобы как можно быстрее влиться в обычную жизнь и понять свои возможности. Но окончательное решение оставалось на тот момент за родителями, а они были очень против поначалу и придерживались позиции «Береги себя. Лучше сиди дома, ничего не делай». А для меня в тот момент не было ничего важнее того, чтобы как раз не сидеть дома. И после долгих переговоров мама согласилась сопроводить меня на шоу. Я всегда смотрела на моделей, которые ходят по подиуму, и восхищалась ими, думая, как же классно, наверное, ты себя чувствуешь в этот момент. И действительно, когда ты идешь по подиуму, это просто непередаваемые ощущения, когда ты слышишь, как все тебе аплодируют, смотрят на тебя, хоть и волнительно, но это очень круто.

Евгения Суздальцева

Евгения Суздальцева

Об участии в проекте «Химия была, но мы расстались»

Первое, что побудило меня участвовать, — это то, что я люблю говорить на тему рака. Возможно, это странно, но я действительно люблю обсуждать эту тему, поскольку мне кажется, что, когда ты рассказываешь свою историю людям, ты, пусть не всех, но мотивируешь на борьбу с ним. Находясь в больнице, мне было суперважно читать, слушать и видеть истории о том, как ребята уже вылечились и живут обычной жизнью. Я понимала, что смогу так же. Очень много ребят сейчас, которые лечатся, которые только начинают, только узнают о своем диагнозе. И я помню это непонимание того, что происходит, что тебе делать дальше. Ты не знаешь, что ты должна сейчас думать, чувствовать. И именно в этот момент должны помогать наши истории. Я думаю, что каждый родитель, ребенок которого сталкивается с такой ситуацией, должен в первую очередь дать почитать, дать послушать, показать наглядный пример человека, который уже прошел этот путь, который вылечился и сейчас прекрасно живет. Именно тогда ребенок поймет, что это то, что можно и нужно преодолеть, это то, с чем сталкиваешься не ты один, и через какое-то время и у тебя все будет классно. Ты сможешь жить так, как тебе захочется.

О том, как диагноз изменил жизнь

Я рада, что столкнулась с этой болезнью, потому что, если бы не история с ампутацией, то я бы сейчас не была тем человеком, которым являюсь, и у меня была бы совершенно другая жизнь. Я понимаю, что если бы не эта ситуация, то я бы сейчас так и продолжала жить в Пензе с родителями и ничего особого не добилась.

Болезнь подтолкнула меня к очень многим вещам, которые я бы не сделала в обычной жизни.

Мне очень нравится сейчас мое внутреннее наполнение, потому что я стала более осознанной, более внимательной к окружающему миру и к окружающим меня людям, и очень важно осознавать то, что сейчас ты и внутренне, и внешне нравишься себе на сто процентов. Даже несмотря на то, что у меня нет ноги, я очень люблю свое тело. Я очень люблю вообще себя. А до болезни я, наверное, не относилась так к себе. Отношение к себе явно изменилось, оно становится более бережное, ты относишься к себе с какой-то особенной любовью. Самое главное — не растерять эту любовь к себе, ведь в нашей жизни есть целая куча факторов.

Любовь к себе — это вообще самое важное, что должно быть у каждого человека, по моему мнению, потому что, пока ты сам себя не начнешь любить, тебя не начнут любить окружающие. Как только ты начинаешь себя жалеть, все вокруг тоже начинают тебя жалеть. Как только я меняла отношение к самой себе, оно менялось тут же и у остальных. Даже во взаимоотношениях с мужчинами — то же самое: как только начинаешь себя любить, все вокруг чувствуют это, и ты начинаешь притягивать их внимание. Если честно, сейчас моя жизнь стала гораздо круче, интереснее, и я внутренне себя ощущаю гораздо прекраснее, чем тогда, до болезни.

Сейчас каждый раз, когда у меня что-то случается, я задумываюсь над тем, что жизнь, хоть и путем болезни, дала мне шанс быть самым счастливым человеком, поэтому и с этими мелкими преградами я способна справиться. В такие моменты я еще больше начинаю ценить то, что есть в моей жизни.

«Химия была, но мы расстались» — это авторский проект-фототерапия фотографа Ольги Павловой, в рамках которого каждая поборовшая онкологию женщина может рассказать свою историю. Основательница проекта победила рак дважды и теперь хочет поддержать других столкнувшихся с этим заболеванием девушек, а заодно показать миру, что отношения с раком — это отношения, из которых есть выход.

Фото: пресс-служба