30 июня 10:00

«Антихрист» Триера, «Бесславные ублюдки» Тарантино и еще 5 фильмов, незаслуженно освистанных в Каннах

1 / 14

Кадр из фильма «Бесславные ублюдки»

Фото: Kinopoisk.ru

Arrows-left
Arrows-right
Reload
Каннский кинофестиваль по праву считается главным киносмотром мира. А еще его называют своего рода экзаменом — первая реакция зрителей и прессы во многом определяет дальнейшую судьбу фильма. Хотя история знает немало примеров того, как непринятые сперва картины впоследствии становились живой классикой. Мы собрали топ-7 великих фильмов, незаслуженно освистанных в Каннах.

«Бесславные ублюдки»

Когда в 2009 году состоялась премьера нового фильма Квентина Тарантино, критики были уверены, что эксцентричный автор не сможет их поразить чем-то кардинально новым, но каково же было их удивление, когда на экране Дворца фестивалей вдруг развернулась вольная трактовка событий Второй мировой войны — с американскими головорезами, немецкими фашистами и французской девушкой-беглянкой.

Картина опасно балансировала между военной драмой и откровенным фарсом — Тарантино оставался верен себе и намеренно сочетал историческую правду с собственным вымыслом. Как итог на первом показе лента была освистана присутствующими в зале зрителями, а пресса оказалась сдержанна в своих оценках. По своим местам, как это часто бывает, все расставило время — массовый зритель смелость и юмор Тарантино оценил и, возможно, простил ему ту дерзость, которая непозволительна другим авторам.

«Таксист»

Кадр из фильма «Таксист»

Жестокая и местами кровожадная драма Мартина Скорсезе об одиночке-водителе, который решает бросить вызов обществу, была сперва не понята зрителем. Старожилы Каннского фестиваля оказались просто не готовы к такому смелому сюжету и образу главного героя, которого сыграл Роберт Де Ниро. Несмотря на общественную критику, домой лента увезла главный приз фестиваля.

Удивительно, но первая категорическая реакция публики получила свое драматическое продолжение. Фанатик-антиглобалист Джон Хинкли, посмотревший картину более 15 раз, решил повторить путь героя Де Ниро и совершил покушение на американского президента Рональда Рейгана. К счастью, реализовать свой замысел Хинкли не удалось, но сам факт подобного фанатичного отношения к картине Скорсезе стал ее неотъемлемым шлейфом.

«Антихрист»

Кадр из фильма «Антихрист»

Если бы Ларс фон Триер решил придумать себе новый творческий псевдоним, то исчерпывающим стал бы вариант Агент-провокатор. Датский автор десятилетиями поражает публику своими радикальными историями — в равной степени талантливыми и скандальными. История маленькой семьи, переживающей смерть ребенка, оказалась сильным испытанием для неподготовленной публики, а реакция на нее превзошла даже самые смелые ожидания самого Триера.

Знаменитый датчанин рассчитывал спровоцировать зрителей, но никак не ожидал, что на финальных титрах вместо бурных аплодисментов зал наполнится свистом. Сам режиссер, как и полагается, списал все на узколобость публики и признался, что этим фильмом пытался победить затянувшуюся депрессию. Правда, зритель не оценил труд Триера, который, ко всему прочему, посвятил эту мрачную драму Андрею Тарковскому — шаг, оказавшийся за пределами понимания широкой аудитории.

«Древо жизни»

Был в фильмографии Терренса Малика период, когда он крайне редко выпускал новые картины. После выхода на экраны в 2005 году «Нового Света» мир с замиранием сердца ждал его новую ленту. И дождался — в 2011 году на Каннском кинофестивале было показано «Древо жизни» — фильм, разделивший зал Дворца фестивалей на тех, кто проникся увиденной историей, и тех, кто ее категорически не принял.

Лента в итоге забрала главный приз киносмотра 2011 года и заслуженно считается одной из лучших работ американского режиссера-отшельника. Кстати, многие уверены, что успех фильма у критиков развязал руки Малику, который после этого залпом снял сразу 4 картины — невиданная для этого автора продуктивность.

«Приключение»

Кадр из фильма «Приключение»

Это сейчас великий фильм Микеланджело Антониони изучают во всех киношколах мира и включают во всевозможные списки лучших фильмов, обязательных к просмотру, а в 1960 году на премьере в Каннах он был бессовестно освистан публикой — почти рекордные 17 минут абсолютного возмущения толпы. Шокированный такой реакцией Антониони был вынужден покинуть зал, а лента впоследствии удостоилась «утешительного» приза жюри.

Анализируя подобную острую реакцию аудитории, многие критики сходятся во мнении, что итальянский режиссер в этой работе создал абсолютно новый киноязык, к которому публика была просто не готова. Автор не столько насыщал свою историю сюжетными переходами, сколько изучал героев и размышлял о происходящих событиях не в житейском, а в философском ключе. Нечто подобное уже в наши дни переживает жанр хоррор-фильмов. Картины новых авторов отличаются совершенно иной конструкцией и акцентами — отныне ужас не следствие, а спусковой механизм истории, в которой самое страшное — не буквальное зло, а его парализующее ожидание.

«Автокатастрофа»

Кадр из фильма «Автокатастрофа»

Дэвид Кроненберг вполне мог бы быть старшим братом Ларса фон Триера — до того режиссеры схожи в своем стремлении бить в самые болезненные места аудитории. Картина Кроненберга исследует одну из форм сексуального возбуждения, которого герои достигают благодаря автокатастрофам, но на самом деле это глубокая драма о дисфункциональных людях, которые, наблюдая за увечьями железных машин, перестают бояться собственной уязвимости и дают волю спрятанным внутри чувствам.

Радикальный взгляд Кроненберга оказался не по душе зрителям, и премьера фильма в Каннах сопровождалась свистом и топотом. Аудитория сочла идею режиссера безнравственной — и это в 1996 году — в эпоху социального распада и вседозволенности. Возможно, именно Кроненберг проложил дорогу всем последующим историям о порочности человеческой природы, которая перестает так пугать, если отказаться от ее осуждения.

«Дикие сердцем»

Кадр из фильма «Дикие сердцем»

Дэвиду Линчу не привыкать к острой реакции публики на свои работы, но поразительно, что зрители в Каннах освистали, возможно, его самую «нормальную» картину. Никаких тебе людей с лицами слонов или головами-ластиками, женщин с поленом и найденного в траве отрезанного уха, а достаточно простая криминальная мелодрама о двух любовниках-преступниках.

Можно предположить, что реакция публики только еще больше раззадорила Линча снимать свое кино без оглядки на ожидание зрителей, тем более что за «Диких сердцем» в 1990 году он главный приз Каннского фестиваля все же получил.

Подписывайся на страницы WMJ.ru в ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook, Instagram и Telegram

Фото: Kinopoisk.ru

Видео: @Universal Pictures Russia,@SearchlightPictures/YouTube