13 ноября 2020 12:05

«Я добрый дедушка»: скопинский маньяк — о том, как насиловал школьниц в бункере

В мае 2021 года после 17 лет тюремного заключения на свободу выйдет 70-летний Виктор Мохов, которого Россия узнала как скопинского маньяка.

4 мая 2004 года из бункера, оборудованного во дворе дома слесаря Виктора Мохова, полицейские освободили двух девушек, исчезнувших почти за четыре года до этого дня. 30 сентября 17-летняя Лена Самохина и 14-летняя Катя Мартынова возвращались домой, когда Мохов уговорил их сесть в машину, опоил алкоголем со снотворным — проснулись они уже в тюрьме. Лена за эти годы родила в руки Кати двоих детей, которых Мохов подбрасывал в подъезды домов. Спаслись девушки, когда одна из них смогла подбросить записку квартирантке, снимавшей комнату в доме Мохова.

Журналистка «Комсомольской правды» вступила в переписку с маньяком в социальных сетях. Несколько месяцев с аккаунта, зарегистрированного на чужое имя, он рассказывал о себе и о том, как насиловал школьниц. Кажется, он и сейчас уверен, что не делал ничего непоправимого.

Я добрый, порядочный дедушка. Везде пишут: маньяк, изверг, извращенец. Маньяк — в моем понимании — это человек, который психически болен. Встретил девушку в темном переулке, избил до полусмерти, сорвал с чуть живого тела окровавленную одежду, в яростной злобе совершил половой акт, может еще и прирезать жертву, чтоб не выдала. Через небольшой промежуток времени делает это с другой девушкой, затем с третьей, четвертой... Я признан психически здоровым. Я девушек не избивал, у нас были хорошие, вежливые общения, но секс, конечно, против воли,

— признал маньяк. При этом он отрицает, что бил девушек, и утверждает, что любил Катю. «Для меня избить девушку — дикость. У меня бы рука не поднялась их убить. Убить не каждый может. Девушки были моими подневольными женами, я их любил. Разве я мог убить таких лапочек. Лена часто спрашивала, когда отпущу. Я отвечал: «Не тереби мне душу, рано или поздно сами сбежите». Накаркал. Я собирался их отпустить, но боялся сурового наказания», — откровенничает он. Кроме того, Мохов отрицает, что хотел опоить свою квартирантку ради секса, которым, по его словам, «с трудом обеспечивал» двоих. В 2017 год Катя выпустила книгу «Исповедь узницы подземелья», в котором рассказала, что с ней случилось.

Я ей после этого написал два письма. Умолял простить. Она не сочла нужным ответить. Катя боится моего освобождения, смерти мне желает. Но нет причин бояться немощного деда. Не могут молодые, полные сил бояться старого,

— не сомневается маньяк. А вот его жертвы так не думают. Они по-прежнему боятся спать в полной темноте и с ужасом ждут весны 2021 года. Осужденный же, наоборот, воодушевлен: в тюрьме ему приходится нелегко. «Меня в колонии по-разному называют, кто маньяком, кто петухом, а то и бабушкой. Бабушкой — потому что петухи это бабы, а я старенький, получается бабушка. Петухи в зонах как рабы, выполняют грязную и тяжелую работу. Меня не били и не насиловали. К нам относятся как к прокаженным: отдельная посуда, отдельные столы, кровати стоят отдельно, с нами нельзя здороваться за руку, пить из наших стаканов. Даже посуду нашу моют отдельно», — описывает свой быт Мохов.

Ранее WMJ.ru рассказывал о россиянке, которая умерла от коронавируса — и ее приемные дочки сообщили о секс-рабстве в семье.

Подписывайся на страницы WMJ.ru в ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook, Instagram и Telegram

Фото: Engin Akyurt / Pixabay

Расскажите друзьям