11 июня 10:00

10 лучших фильмов ужасов последних лет.

Почему мы любим смотреть то, что нас пугает?
В последние годы жанр хорроров переживает сильную трансформацию. Отныне показывать на экране бессмысленные и дешевые скримеры — моветон, а хороший ужастик — это в первую очередь сильная человеческая история. Разбираемся в эволюции жанра на примере лучших хорроров последних лет.
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
Слайд, который
я выбрал вместо рекламы.
😑
1 / 28

Кадр из фильма «Заклятие 3: По воле дьявола»

Фото: Пресс-служба

Так исторически сложилось, что новые виды ужастиков вывели авторы независимого кино. Например, кинофестивали Sundance и Торонто уже давно соревнуются своими специальными полуночными программами, на которых презентуются именно хорроры. У первого она называется просто Midnight, а у канадцев — Midnight Madness.

Независимые кинотворцы, получив пусть и скромное финансирование, но полную свободу действий, взялись за не самый очевидный жанр (в 90-е и начале нулевых казавшийся уже еле живым) и полностью пересобрали его. Постановщики и авторы, мыслящие нестандартно, смешали ключевые элементы жанра и добавили к ним сатиру, драму, фантастику и сдобрили все это глубоким психологизмом.

Теперь задача хорроров не напугать зрителя, а помочь ему разобраться в самом источнике собственных страхов. И по возможности выйти из кинозала не просто в ужасе, но и с каким-то новым важным знанием о себе.

«Заклятие 3: По воле дьявола»

Кадр из фильма «Заклятие 3: По воле дьявола»

Кадр из фильма «Заклятие 3: По воле дьявола»

Леденящая кровь история ужасающего убийства, которая поразила даже опытных исследователей паранормальных явлений Эда и Лоррейн Уоррен. Одно из самых сенсационных дел началось с борьбы за душу юноши, а привело к тому, чего они ни разу не видели за свою практику — впервые в истории США подозреваемый в убийстве в свою защиту заявил, что был одержим демоном.

С франшизой «Заклятие» все не так просто. С одной стороны, вышедший на экраны в 2013 году первый фильм трилогии казался наследником классических примеров жанра: от «Полтергейста» до «Изгоняющего дьявола». То есть говорить о каком-то категорически новом слове в жанре не приходилось. Тем не менее авторы намеренно заигрывали с ожиданиями зрителей, то обманывая их, то с лихвой оправдывая. Вторая часть франшизы получилась менее находчивой в плане изучения ужаса, но зато перестала злоупотреблять скримерами, и сконцентрировалась на корне страха. Третий фильм обещает продолжить заданное направление и еще больше отойти от чистокровного ужастика к более сложной конструкции, способной и приводить в ужас, и находить выход из него.

«Гретель и Гензель»

Кадр из фильма «Гретель и Гензель»

Кадр из фильма «Гретель и Гензель»

С самого детства Гретель любила историю про девочку в розовой шапочке, у которой обнаружились колдовские способности. Теперь, уже почти взрослой, после неудачной попытки устроиться прислугой Гретель вместе с младшим братом Гензелем оказывается без дома — мать выгоняет их, решив, что дети должны заботиться о себе сами. Скитаясь по лесу и страдая от голода, Гретель и Гензель набредают на подозрительную избушку, где обнаруживают накрытый яствами стол. Как будто кто-то ждал их появления.

Нестандартная и самобытная трактовка известной сказки братьев Гримм, в которой чувство голода служит источником острого страха. Режиссер Оз Перкинс снял невероятно атмосферный слоуберн, который держит в напряжении до финальных титров. Если вам кажется, что вы давно выросли из детских страшилок, «Гретель и Гензель» заставят вас изменить свое мнение.

«В чужой шкуре»

Кадр из фильма «В чужой шкуре»

Кадр из фильма «В чужой шкуре»

В будущем с помощью специальных мозговых имплантов киллер может оказаться в теле другого человека и, подавляя его волю, совершать убийства. Но выйти из тела носителя возможно, только если он умрет. За этим стоит таинственная корпорация, и однажды исполнительница этих ужасных заданий начинает терять контроль.

Зловещий si-fi от Брэндона Кроненберга — сына того самого Дэвида Кроненберга, снявшего культовые «Муху», «Мертвую зону» и «Видеодром». Сын пошел по стопам отца, но при этом не пытается копировать его стиль, а ищет собственный путь. «В чужой шкуре» — кино того типа, которое не столько рассказывает историю (хотя здесь есть четкая структура и полноценный сюжет), сколько занимается кинематографическим исследованием психики человека. Лента воздействует на зрителя на самых разных уровнях, отчего временами вызывает сильный дискомфорт. Подобные фильмы не даются легко, но по итогу и зрительский опыт от просмотра получается совершенно ни на что не похожим. Это своего рода квест по темным и запутанным коридорам подсознания, визуализированного режиссером. Но путешествие это всегда безопасно — в финале автор укажет, где выход.

«Реликвия»

Кадр из фильма «Реликвия»

Кадр из фильма «Реликвия»

Три женщины — представительницы разных поколений одной семьи — сталкиваются с неведомым. Страдающая деменцией бабушка исчезает, и мать с дочерью приезжают в ее дом в небольшом городке. Стены покрываются черным налетом, женщины слышат гулкий стук и видят в этом жилище страшные сны, а когда бабушка внезапно находится, в доме начинают происходить еще более странные вещи.

Еще один пример хоррора нового типа, изучающего воздействие страха на человека. Здесь внешний раздражитель — лишь спусковой крючок для наших внутренних триггеров. Фильмы такого плана напоминают сеанс гипноза, вскрывающего подсознание и вызывающего совершенно неожиданный эмоциональный отклик. И страх — далеко не главная цель истории.

Массовый зритель все еще пытается перестроиться под новый вид хорроров — неспешных, раскрывающихся постепенно, предвкушающих ужас, а не вываливающих его на нас. И если перестать выдвигать инди-хоррорам свои ожидания, а насладиться историей вне личного запроса — полученный экспириенс оправдает себя с лихвой.

«Спутник»

Кадр из фильма «Спутник»

Кадр из фильма «Спутник»

СССР, 1983 год. На Землю возвращается космический аппарат, но от людей скрывают, что из двух космонавтов живым можно считать только одного. Что произошло на борту, остается загадкой, но факты указывают на то, что космонавты столкнулись с новой формой жизни. На засекреченную военную базу привозят нейрофизиолога, чтобы она разобралась в случившемся.

«Спутник» стал первой отечественной картиной, попавшей в топ-5 американского iTunes. Как итог — фильм удостоился сразу двух важных номинаций премии Critics Choice Super Awards в категориях «Лучший фильм ужасов» и «Лучший герой фильма ужасов».

«Спутник» — фантастический хоррор, уложенный в плоскость советской эпохи — кажется, так нас еще не пугали. Да, картине не хватило психологической глубины, но этот список все равно казался бы неполным без ее упоминания. Крепко сбитое и до мелочей продуманное кино, в котором не сразу понятно, чего бояться: то ли инопланетного монстра, то ли бездушную государственную машину.

«Ад по соседству»

Кадр из фильма «Ад по соседству»

Кадр из фильма «Ад по соседству»

Рассорившись с отцом после смерти матери, Сара пытается начать самостоятельную жизнь и находит идеальную, как ей кажется, квартирку в одном из небольших жилых комплексов Лос-Анджелеса. Ее новые соседи — все сплошь доброжелательные и милые люди, которые устраивают совместные вечеринки и заботятся друг о друге. Но по ночам Сара не может нормально спать из-за странных звуков, и вскоре она узнает страшную причину такого гостеприимства.

Картина играет на страхе (вероятно, близком каждому человеку) оказаться в изоляции от мира. С чем можно столкнуться в новом для себя месте? Будет ли искренним и бескорыстным участие незнакомцев? И самое главное — окажись ты в беде, кто придет тебе на помощь? Очень тонкое (пусть и не лишенное провисаний) и по-своему необычное кино о добрососедских отношениях, в которых вежливость — только ширма.

«Сторожка»

Кадр из фильма «Сторожка»

Кадр из фильма «Сторожка»

Молодая женщина Грейс выходит замуж за журналиста Ричарда, и теперь ей предстоит стать мачехой двоим детям. Чему сами Мия и Эйден не очень-то рады. К тому же Грейс — дочь основателя секты, 12 лет назад совершившей массовое самоубийство, поэтому дети считают, что отец променял мать на психопатку. Чтобы Мия и Эйден ближе познакомились с Грейс, Ричард отправляет семейство провести пару дней перед Рождеством в отдаленном от цивилизации доме.

«Сторожка» достаточно долго запрягает, но ожидание себя оправдывает (хотя никаких выпрыгивающих из-за угла монстров здесь точно не будет). Главное напряжение истории концентрируется ближе к третьему акту, а центральная задача авторов не напугать зрителя сразу, но как можно дольше щекотать ему нервы. И, да, предчувствие ужаса может быть куда страшнее буквально показанного кошмара.

«Маяк»

Кадр из фильма «Маяк»

Кадр из фильма «Маяк»

1890-е годы, молодой человек Эфраим Уинслоу (Роберт Паттинсон) приезжает на отдаленный остров работать помощником смотрителя маяка — хромоногого и подозрительного пьянчуги Томаса Уэйка (Уиллем Дефо). Томас обращается с новоприбывшим подчиненным как с личным рабом и запрещает ему подниматься на вершину маяка. Эфраим, терзаемый своим прошлым, постепенно нарушает запреты старшего товарища и все больше погружается в атмосферу тотального безумия.

Режиссер Роберт Эггерс сделал ставку на сильные актерские работы (Паттинсон ни на минуту не уступает в кадре Дефо) и на противостояние героев — пока одному из них мерещится конец всего сущего, второй водит за нос зрителей, лишь прикидываясь недалеким пьяницей. Лента имеет множество отсылок к живописи (главным образом цитирует гравюры Дюрера), а пугает здесь не четко показанный ужас, но полунамеки на него. Вот что-то померещилось в воде, а здесь как-то странно летают птицы — из этих деталей и складывается мозаика хоррора по версии Эггерса. Но главное, что ни о какой предсказуемой развязке не может быть и речи — и ночные видения, и странные птицы — лишь внешнее отражение носимого героями зла внутри себя.

«Костяной томагавк»

Кадр из фильма «Костяной томагавк»

Кадр из фильма «Костяной томагавк»

Четверо мужчин отправляются в отдаленные земли Дикого Запада, чтобы спасти группу пленных из пещер индейцев-каннибалов.

Кажется, что мы видели хорроры всякие: фантастические, психологические, помноженные на триллеры, на драмы, комедийные. Но вот хоррор-вестерн — история крайне редкая. Режиссер С. Крэйг Залер имеет пока в своем активе три картины: «Костяной томагавк», «Драка в блоке 99» и «Закатать в асфальт». Все эти фильмы — настоящее золото, и тем обидней, что имя постановщика еще не стало массово известно. Но мы здесь, в том числе и для того, чтобы исправить эту несправедливость.

«Костяной томагавк» — потрясающий симбиоз «Апокалипсиса» и вестернов с Клинтом Иствудом. Залер рассматривает героев, помещая их в самый центр мясорубки. Постановщик не стесняется кровожадных авторских решений, но удивительным образом умудряется не скатываться в шаблонность — напротив, каждый инструмент грамотно работает на раскрытие истории и ее участников.

«Мои волосы хотят убивать»

Кадр из фильма «Мои волосы хотят убивать»

Кадр из фильма «Мои волосы хотят убивать»

Лос-Анджелес, 1989 год. Темнокожая девушка Анна давно мечтает продюсировать собственное шоу на телевидении. Однажды на их канале меняется руководство, и новой начальницей становится амбициозная женщина, которая оценивает сотрудниц не только по деловым качествам, но и по внешнему виду. Анна, с детства не любившая свои африканские кудряшки, отправляется в салон к известной стилистке и на последние деньги делает наращивание. Теперь коллеги и начальство смотрят на девушку с большим уважением, но новые волосы оказываются живыми. И они хотят убивать.

Фильм начинается в духе работ Джордана Пила («Прочь», «Мы») в соотношении: остросоциальная драма + хоррор, который призван эту драму обострить. Тема волос для темнокожих женщин и правда очень болезненная, и в данном случае автор работает с коллективным бессознательным. Но дело не только в проблеме афро в мире культа прямых волос (что нам может быть не вполне близко и понятно), а в самой идее инаковости и необходимости дотягивать до некоего общего стандарта. Получается любопытная история, выполненная в стиле фильмов 80-х, про жертв массовой культуры — бессмысленной и жестокой. И именно эта порочность замкнутого круга спроса и потребления — главный ужас истории. Хотя, да, волосы здесь правда убивают, что тоже выглядит пугающе.

Подписывайся на страницы WMJ.ru в ВКонтакте, Одноклассниках, Facebook, Instagram и Telegram

Фото: Пресс-служба; Kinopoisk.ru